Время и место действия – пост-трамповская Америка в перманентном кризисе, главный герой – небритый, хромой, покрытый шрамами мужчина, живущей между Штатами и Мексикой. В Штатах у него работа – он катает в лимузине пьяную золотую молодежь, в Мексике у него дом – рассыпающаяся халупа и здоровенный проржавевший бак, в котором доживает последние дни профессор Ксавье (в лучшие из этих дней профессор даже узнает мужчину в лицо). Через какое-то время мужчине навяжется маленькая девочка с серьезным взглядом, которая попросит отвезти ее к черту на рога, а за девочкой в гости пожалует совсем недружелюбный спецназ. Мужчине приходится признать, что когда-то его знали как Росомаху.

После «Росомахи: Бессмертного» того же режиссера Мэнголда были опасения, что получится как в прошлый раз – тогда героя Джекмана перетащили в Японию и решили, что этого достаточно, чтобы кино было интересным. Смотреть тот фильм можно было, только делая над собой специальные усилия и постоянно себя уговаривая. Здесь, казалось, был придуман похожий ход – «а пусть Росомаха будет старым»; к счастью, помимо хода на этот раз завезли историю, персонажей, глубину в кадре, бодрую песню на титры и сразу две хороших надгробных речи в сценарии. Кроме этого, из «Логана» вытравили весь пафос и всю нарочитую серьезность, с которыми все равно почти никто из режиссеров справиться не может, запустили сверчков в качестве основного саундтрека и покрыли все это дорожной пылью – получилось взрослое, в меру серьезное, разговаривающее на человеческом языке роуд-муви.

Мэнголд не пижонит (есть подозрение, что он и не умеет) и со всей силой и завидным упорством использует добытый в тяжких битвах рейтинг «R», актеры играют как в последний раз (собственно, для некоторых это он и есть, и особенно хорош брюзжащий, не сильно просчитывающий последствия эгоистичный старикан Стюарт), в качестве ближайших родственников «Логана» мелькают тени классических вестернов и Питера Пэна.

У фильма периодически кружится от получающегося голова и он теряет совесть (условности условностями, но все-таки нельзя таким вот манером рассказывать предысторию девочки), но тут же спохватывается, извиняется и дарит кадр, переполненный пронзительным чувством неизбежности – жизни, взросления и смерти. «Логан» — не великая картина, она не хочет и не пытается ею быть, это не ее ответственность, но это свидетельство внезапного озарения индустрии, что кино про помятого мужика, маленькую девочку и старика в коляске могут захотеть посмотреть люди (и их таких много), которые не планируют два часа бессмысленно и бесцельно исключительно развлекаться. Это кино не про символы, не про мифы, тем более не про аттракцион – это фильм про живых людей. Ну и что, что у них лезвия из рук. Это не самое главное.