В этом году прошёл 44-й Международный фестиваль комиксов в Ангулеме, который считается самым большим мероприятием подобного рода во Франции, Европе и, пожалуй, в мире. На нём не встретишь косплееров (если не считать Хинсельманна в образе ведьмы), нет стендов с видеоиграми, да и в списке ведущих не найдёшь именитых звёзд с YouTube. Это фестиваль, посвящённый исключительно комиксу во всех его проявлениях: от кислотных зинов до европейской манги. Нынешним организаторам до сих пор удаётся оставаться верными духу этого мероприятия и не терять себя в попытке угнаться за современными тенденциями.

Афиша самого первого фестиваля комиксов в Ангулеме
Справа налево: Жан Мардикян, Клод Молитерни и Франсис Гру

Безусловно, фестиваль постоянно менялся и развивался на протяжении всего своего существования. Изначально все мыслилось как место встречи профессионалов и назвалось «Международной выставкой комиксов» (Salon International de la Bande Dessinée d’Angoulême), вставая в один ряд с другими узкоспециальными международными выставками. Обычную публику пускали, причём даже бесплатно, но основной упор был на встрече между авторами и издателями комиксов. За идеей сделать Ангулем местом развития Девятого искусства стояли три человека: Франсис Гру, Клод Молитерни и Жан Мардикян.

Один из плакатов современного фестиваля в Лукке

Гру очень долго пытался добиться разрешения и финансовой поддержки у города, пока ему это не надоело, и он сам стал муниципальным советником с непосредственным влиянием на решения мэра по культурным вопросам. Молитерни был одним из основателей тогда самого известного фестиваля комиксов в Лукке и имел необходимый талант организатора, чтобы не только догнать, но и перегнать по популярности итальянского конкурента, которого он же сам и создал. Мардикян также занимался нужными, но не столь громкими вещами и внёс большой вклад в развитие мероприятия.

Международной выставку можно было сделать очень легко, учитывая то, как много популярных на французском авторов комиксов того времени не были родом из этой страны, взять хотя бы того же Эрже. Так привезти иностранных гостей на первую сессию выставки в 1974 году не было слишком затратно: Уго Пратт без проблем приехал в Ангулем из близкой Италии, Берн Хогарт так вообще в то время жил во Франции и только для Харви Курцмана пришлось потратиться на билет из далёкой Америки.

Задав планку, организаторы никогда и не думали её опускать и делали всё, чтобы сделать фестиваль все более интернациональным, что очень хорошо заметно по его современной планировке. В отличие от ComicCon Paris, который идёт по американскому пути и полностью сконцентрирован в одном огромном павильоне, Ангулемский фестиваль рассредоточен по всему городу, что, учитывая небольшие размеры самого города, позволяет держать на близком расстоянии друг от друга различные площадки.  Главное место, Марсово поле, конечно, занято павильоном со всеми гигантами европейской комикс-индустрии: Casterman, Dargaux, Delcourt, Futuropolis, Glénat, а также DC и Marvel в лице Urban Comics и Panini соответственно. У каждого из издательств роскошные стенды с длинными живыми очередями фанатов, которые принимают все возможные позы в томительном ожидании получить рисунок от любимого автора. Здесь вы найдёте и Джейсона, который только недавно заключил эксклюзивный контракт с Делькуром, и колориста новой версии первого альбома про Тинтина, и даже Криса Клэрмонта, к которому с огромной стопкой комиксов про Людей-Икс подходили счастливые читатели.

Народу очень  много и попадаются даже такие, кто возит за собой целые чемоданы с подписанными книгами, так что с приятным облегчением можно уйти с Марсова поля, чтобы подышать свежим воздухом и зайти к другим участникам фестиваля, без которых он не был бы международным, а именно в павильон манги, манхвы и проч. Здесь пространства не так много, но люди стекаются хотя бы за тем, чтобы посмотреть на то, как рисует Ким Джунг Джи, написавший всего один комикс и живущий, судя по всему, только за счёт подобных мероприятий. Тут же есть магазин Wacom и канцелярских товаров для художников, и всё те же стойки, за которыми азиатские авторы вырисовывают в своём стиле тех или иных персонажей франко-бельгийских комиксов.

Буквально в нескольких метрах от этого павильона находится рынок прав, который позволяет издателям, авторам или их агентам в спокойной и непринуждённой обстановке обсуждать условия купли-продажи той или иной лицензии. Эта зона появилась тогда же, когда вместе с уходом от власти социалистов в 1990 году ввели плату за вход, доведя тем самым до логического завершения организацию данного мероприятия. Издатели и раньше находили способ договариваться, заходя на чай друг другу в стенд, но к началу десятилетия прошлого века вырос не только сам фестиваль, но изменились и масштабы деятельности его активных участников, которые стали уставать от растущего шума толпы. На самом деле, сложившаяся ситуация требовала сделать этот шаг ещё раньше, но возможность отсутствовала не только из-за настроений тогдашней мэрии. Несмотря на победу над конкурентом в Лукке, которому пришлось на время закрыться, а также признание со стороны таких профессионалов и частых гостей Ангулема, как Осаму Тедзука и Уилл Айснер, фестиваль находился в нестабильном положении и чуть не стал жертвой внутренних раздоров.

Некоторые организаторы неожиданно решили в 1988 году, что логичнее было бы перенести мероприятие с  пятнадцатилетней историей в Гренобль: туда и проще добраться, и город маленький, и у одного из недовольных там же находилось своё перспективное издательство. В результате этим сепаратистам удалось провести лишь одну сессию «антипапского» фестиваля, после которой они, посмотрев на последствия их затеи и малую посещаемость павильонов, решили вернуться к родным пенатам.

Но возвращаясь к самому фестивалю — его главное сокровище находится отнюдь не в зоне Марсова поля, где засиживают крупные игроки индустрии, а рядом с бывшем зданием мэрии. Именно там находится павильон «Новый мир», где в относительно одинаковых по размеру стендах обитают маленькие и независимые издательства. От Марсова поля к нему ведут две пешеходки: улицы Эрже и Госини. Даже если вы не знаете дорогу, доверьтесь потоку, и он приведёт вас в нужное место. По пути встречаются маленькие закусочные и кафешки, полностью забитые даже не в обеденное время. Местные жители только примерно к двадцатой сессии поняли, сколько туристов завлекает в город это мероприятие, и начали специально украшать свои дома и лавочки.  Чаще всего встречались известные персонажи, сперва в форме плакатов на витринах, а потом и в виде полноценных фресок. Сейчас же авторские комиксы и зарисовки висят во всех заведениях, будь то кабинет стоматолога, офис агента по недвижимости или же магазин одежды. Весь город преображается к фестивалю руками самих жителей, хоть и встречаются до сих пор люди, которые упорно игнорируют то, что у них происходит перед носом, предпочитая ангулемский ежегодный пробег старинных автомобилей.

Специальная ангулемская реклама духов

Но если не отклоняться и продолжать идти по главной дороге, то вы без проблем доберётесь до «Нового мира», очередь перед входом в который не меньше той, что на Марсовом поле. Одним из главных минусов наличия нескольких павильонов являются постоянные осмотры, появившиеся в связи с введением Чрезвычайного положения в стране. В этом году его приходится проходить только раз на входе, открывая сумку, проходя под рамкой и показывая браслет или бейджик, тогда как после нападения на редакцию «Шарли Эбдо», произошедшего за несколько недель до фестиваля, контроль на некоторых постах был удвоен, а иногда и утроен.

Но это не важно, потому что достаточно подождать несколько минут, и вы увидите всё буйство фантазии, на которую только способны комиксы. Каждое из представленных издательств по-своему оригинально. Вот ребята собрались после окончания Высшей художественной школы и решили работать на себя. Чуть подальше выставлены трешовые книги с кричащими цветами. Сразу же за ними бельгийское издательство, где автор кормит грудью, пока подписывает книги читателей. А рядом с ними устроились полные сборники Альберто Бреччи под твёрдой обложкой и на французском языке, которые вам подробно рекламирует милая испанка с лёгким пушком над губами. Иди и выбирай, что тебе больше по вкусу.

Ваш верных слуга общается с милой испанкой. Рисунок Тамри Нижарадже

Гигантом среди этих маленьких издательств является L’Association, издавшая множество культовых книг и напрямую повлиявшая на внешний облик фестиваля. Так один из основателей издательства Люис Трондейм нарисовал символ Ангулемского фестиваля по имени Фов.

L’Association никогда не попадёт на Марсово поле, потому что для него не так важна коммерческая составляющая. Организация издательства построена таким образом, что её основатели не получают процента от книг, отчего вся прибыль сразу же идёт на производство новых. В этом стенде делает рисунки Давид Б., с чьей «Священной болезни» когда-то началась история «Бумкниги». Сзади него можно заметить Ги Делиля, автора «Пхеньяна», который подписывает в L’Association только до обеда, потому что у него новый контракт с Дарго и всё оставшееся время он проведёт на Марсовом поле. Но самая большая очередь на стенде рядом, у Дэниела Клоуза, который подписывает «Пейшенс». В толпе собравшихся людей все говорят на разных языках, и вполне возможно, что некоторые ради Клоуза и приехали, ведь когда ещё известный американский автор приедет в Европу. Русской речи не слышно и создаётся впечатление, что на фестивале из россиян только я да Дима Яковлев.

Главный директор «Бумкниги» приехал в Ангулем не отдыхать, поэтому и бегал от стенда одного то ли финского, то ли норвежского издательства к другому, где хорошо кормили и активно приглашали к себе. Практически повсюду нас встречали люди, которые останавливали Диму и начинали весело с ним болтать, вспоминая не то поездку в Питер, не то общую пьянку на фестивале. Вот они радостно обсуждают что-то с Томом Голдом, а чуть позже он разговаривает с французским издателем «Запретного искусства», российского сатирического репортажа о православной церкви в картинках. На том же стенде Hoochie Coochie, кстати, можно было найти комикс по «Случаям» Хармса и собрание работ Льва Юдина.

Встретиться наедине с Клоузом российскому издателю «Пейшенс» было немного сложнее, поэтому было решено пойти на его конференцию, которую проводили в большой Консерватории, и решать уже по ситуации. «Так забавно, — говорит Дима Яковлев. – Мы как раз в том месте и выступали семь лет назад.» После приглашения китайцев и норвежцев организаторы решили, что не менее экзотичным было бы позвать в 2010 году делегацию российских комиксистов, проведя соответствующие тематические выставки и конференции. Эта поездка и последующий приём французской стороны в рамках Бумфеста оказали большое влияние на развитие Девятого искусства в России, хоть об этом событии сейчас мало кто помнит и знает. Тем не менее, наши соотечественники были на той же сцене, где Эд Пискор брал интервью у Криса Клермонта, Кацухиро Отомо рассказывал о смысле «Акиры», а Уилл Айснер отвечал на вопросы любопытных французов.

Здание Консерватории является постоянной частью местной комиксной инфраструктуры, тогда как павильоны рядом с мэрией и на Марсовом поле ставят только на четыре дня. В этот список так же среди прочего входят местный театр, где в этом году вывешены Marvel обложки от французский авторов, галерея, в которой с недавнего времени было решено демонстрировать работы обладателя гран-при прошлого года, и специально построенный Музей комиксов, в запасниках которого хранится множество оригинальных страниц культовых изданий. Экспозиции в этих местах впечатляют намного больше, чем в обычных павильонах, потому что делаются они с использованием возможностей представленного помещения по максимуму.

К сожалению, вместимость Консерватории достаточно ограничена, но мы с Димой в последний момент попадаем на конференцию, которая по сути была перекрёстным опросом Дэниела Клоуза двумя столичными журналистами и парочкой вопросов из зала. Через два часа, когда практически все уже разошлись, Яковлеву удаётся встретиться с автором «Пейшенс», который рад подержать в руках российское издание. Особенно ему понравился сделанный Захаром Ящиным форзац, на котором он и расписался для Димы. Издатель с радостью делится: «Мы единственное издательство в России, которое близко знакомо со всеми нашими авторами и теперь у нас есть все выпущенные нами книги с их подписями! К сожалению, для полной коллекции не хватает Туве Янсон.»

Раньше большинство встреч с международными гостями проходило в кинозале городка комиксов (Cité de la BD). Там для этой цели даже разместили специальное оборудование для синхронного перевода. Любому желающему послушать, как автор говорит в оригинале, было достаточно снять наушники. Сите, в которое входят большое здание «Корабля Мёбиуса», Дом автора, Музей комиксов и Музей бумаги, располагается на самом краю города. До него можно легко добраться на бесплатном автобусе, если вы боитесь заблудиться в маленьких улочках, но намного интереснее пройтись по городу и зайти в пару мест по пути, потому что помимо заявленной программы здесь происходит ещё много интересного. Официальное участие в фестивале требует достаточно больших вложений, отчего некоторые авторы, в том числе и одинокие сторонники самиздата, организовывают свои мини-экспозиции рядом с основными мероприятиями. Так в церкви рядом с Марсовым полем выставляются католические комиксисты, один из которых, когда перед ним исчезала толпа охотников за автографом, развлекал себя игрой на лютне. Чуть дальше у входа в супермаркет образовалась небольшая очередь за подписью автора, который удобно примостился рядом с отделом женских свитеров. Но больше всего можно встретить так называемые Off-ы. Здесь добрые неформалы, которые либо сами не захотели выставляться в «Новом мире», либо их не пустили из-за зашкаливающего уровня трэша в их работах (что должно быть очень высоко, учитывая масштаб свободы слова во Франции), предлагают вам бесплатно выпить, а заодно и приобрести что-то из их зинов, наклеек, открыток и прочих поделок. Все они являются последователями идей выставки “Fuck Off Foff”, проводившегося в былые года издательством Le Dernier Cri, чей слоган говорит сам за себя – «Выблевать глаза» (Vomir les yeux).

Подобные экспозиции разбросаны по всему городу и порой их можно просто-напросто не заметить из-за неброской вывески или же её полного отсутствия. Такой же неприглядной выглядит выставка Дома художника, с которого и начинается Сите комиксов. Это особенное заведение, потому что именно здесь и позволяют авторам, прошедшим конкурс, бесплатно жить и свободно работать над своим творческим проектом. На стенах ежегодной экспозиции можно встретить как авторов, которые нигде ещё не публиковались, так и уже успевших стать мировыми знаменитостями, как Джейсон Шига. Это наглядный пример того, что город не замирает, когда уезжает фестиваль, так как в нём находится множество различных школ и студий рисунка, анимации, дизайна и, конечно, комикса. Люди приезжают сюда со всех уголков Франции, а некоторые и со всего мира, учитывая высокий профессиональный уровень местных специалистов, которые в своё время решили, что ангулемский фестиваль может послужить для них подходящим местом для рекламы.

Но на таких выставках лучше долго не задерживаться, иначе можно пропустить основные мероприятия или же попасть в огромные очереди к Музею комиксов и Кораблю Мёбиуса. Корабль Мёбиуса представляет собой большое стеклянное здание с обширной библиотекой комиксов, большим кинотеатром для демонстрации экранизаций преимущественно европейских комиксов, а также площадки для временных экспозиций. В этом году одна из них посвящена француским комиксам про Микки Мауса, в другой стоит огромный конвейер, который автоматически прокручивает длинный вертикально построенный комикс Филиппа Дюпюи, а в последней из года в год выставляют видных мангак. Эта разновидность Девятого искусства достаточно популярна во Франции и уже с 1982 года в Ангулем стали приезжать частые делегации из Японии, за которыми подтянулись и их китайские и корейские товарищи, поэтому организаторы фестиваля делают всё, чтобы хотя бы одна десятая всех выставленных работ была выполнена азиатскими авторами. 2016-й они объявили годом восточной культуры, отчего от неё было невозможно скрыться во время всей 43-ей сессии. Нельзя было спастись даже на стендах европейских авторов, которые дружно решили попрактиковаться в рисовании своих версий персонажей манги.

На другой стороне реки находится Музей комиксов, а между ним и Кораблём на маленьком острове расположился Музей бумаги. Именно здесь и состоялась в 2010 году выставка российских авторов, среди которых были Алексей Никитин, Виктория Ломаско, Антон Николаев, Лена Ужинова, Роман Соколов, Варвара Помидор, Эдик Катыхин, Полина Петрушина. Также были представлены работы Олега Тащенкова, который, к сожалению, не смог приехать в Ангулем.

Часть выставки была спрятана от любопытных детских глаза занавеской, которая, однако, наоборот ещё больше привлекала любопытство школьников. Все представленные работы были переведены на французский и вышли отдельной книгой под названием «Рождённые в СССР» (Nés en URSS).

Если идти от Музея бумаги дальше по мосту, проходя мимо статуи Корто Малтезе, вы сразу же увидите здание Музея комиксов, перед которым обычно в субботу выстраиваются самые большие очереди, так как здесь же находится детский раздел фестиваля. Внутри вы найдёте и книги для детей, и книги про детей, и книги от детей на любой вкус и цвет, а также различные аттракционы и развлекательные зоны. Если же возраст не позволяет вам радостно прыгать на батуте, то милости просим на постоянную выставку истории комиксов, где можно увидеть множество редких изданий. Экспозиция очень информативна и представлена в настолько простой и доступной манере, что способна интересовать и тех, кто никогда в руках не держал книжек с картинками, так и больших специалистов в этой сфере. В этом же зале два года назад демонстрировалась ретроспектива «Шарли Эбдо», начиная с журналов «Ара Кири» и «Шарли» и заканчивая известным номером с пророком Мухаммедом на обложке. Выставку удалось собрать в рекордные сроки – всего три недели, если считать с теракта, не упустив при этом ни одной важной детали, как карикатуры Мёбиуса и первые выпуски Чарли Брауна на французском.

Рядом с залом истории комиксов располагаются временные выставки, которые всегда поражают не самими выставленными работами, а общей композицией. Так два года назад экспозиция, посвящённая творчеству Туве Янсон, не только представила на суд публики оригиналы иллюстраций финской художницы к произведениям Толкиена и её абстракции, но и создала атмосферу нахождения в доме Мумми-Троллей с различными интерактивными элементами. В этом же году проходит выставка в честь Уилла Айснера, и особенно его Спирита. Использование прожекторов, сложной постановки света, больших тёмных пространств, которые на сильном контрасте играют с освящёнными экспонатами, а также огромные деревянные коробки, плакаты, тайные ходы и напряжённая музыка – всё это ещё больше погружает посетителя в мир детектива из Сентрал-сити. Удивление частично проходит, когда узнаёшь, что ответственным за выставку был Марк-Антуан Матье, один из гениальных современных авторов комиксов и большой мастер работы со светотенью и негативным пространством. Оказывается, он организовывает много подобных тематических экспозиций по всему миру и даже признаётся, что считает это его занятие первостепенным, отодвигая комиксы на второе место. Это наиболее заметно как в его последней работе, где он рассказывает о творческом тупике одного известного художника перфоманса так и в предыдущих произведениях, похожих более на зарисовки театральных постановок или же инсталляций.

Пройдя все основные точки фестиваля, можно смело выдвигаться в другое важное место Ангулема, а именно в бар. Здесь-то и можно поговорить в расслабленной обстановке со всеми любимыми авторами, которые зашли пропустить стаканчик пива после тяжёлого дня. Мы с Димой Яковлевым обычно засиживали в культовом Le Chat Noire, который стоял как раз рядом с павильоном Para-BD, где продаются фигурки, плакаты, коллекционные издания и прочая околокомиксная продукция.

Бар идеально расположен, потому что рядом находится центр города, а чуть поодаль стоит отель, принимающий практически все крупные издательства. Раньше, по словам Димы, в это место стекались все авторы комиксов, но, как мы сами смогли убедиться, с течением времени в нём остались только иностранцы, которые подобно нам решили засесть в этом заведении в поисках других именитых авторов. Благо Джейсон, будучи норвежцем, однажды зашёл, сделал Диме ручкой застенчивое привет и уселся в укромном уголке пить своё пиво.

Если же вечером нам никто не попадался, то мы шли в другие бары, которые принимали у себя по договорённости те или иные издательства. Так прибегнув к банальному дедуктивному методу, мы решили, что все интересующие нас люди должны сидеть в Café Bulle, где l’Association праздновало выход своего нового периодического издания. В результате мы не прогадали: был там и Брехт Эванс, у которого скоро выйдет новая книга у «Бумкниги», и Эдмон Бодуан, который делает совместную работу с впавшим в депрессию Крэйгом Томпсоном, и ребята из издательства «2024», ответственные за выход во Франции Тома Голда и переиздания комиксов Гюстава Доре.

Брехт Эванс передает привет! @evens.brecht

A video posted by Бумфест и Бумкнига (@boomfest) on

Выходя из бара в полночь, мы с Димой понимаем, что сильно устали и пора домой. Называемым местными «БреШт» Эванс ещё зовёт нас на какую-то рейв-вечеринку, и мы поддаёмся на его уговоры, представляя отплясывающего по цветомузыку бородатого Клоуза, но на полпути понимаем, что в нас не хватает энергии для такой затеи и нужно сохранить силы для завтра.

Наметив маршрут на телефоне, мы пытаемся найти дорогу домой и попутно делимся впечатлениями о прожитом дне.

— Здесь не так много изменилось с прошлого раза. Я впервые был на фестивале в 2006 году. Я приехал туда один и был покорен фестивалем. Правда, до этого я был только в Москве на КомМиссии. С 2008 по 2012 год я каждый год ездил на фестиваль, пока он не стал приходиться на первые дни февраля. У меня у сына день рождения в это время, но в этом году всё получилось, фестиваль проходит в конце января. Местные масштабы впечатляют, и я думал сделать что-то такое же, привозя авторов на «Бумфест». Нам очень много помогали. Так 2010 год был перекрестным годом культуры Россия-Франция.

— Кураторам этого года с французской стороны очень понравилась идея совместного проекта в области комиксов и во многом именно благодаря их настойчивости, а также настойчивости Французского института в Санкт-Петербурге, его включили в программу с российской стороны и выделили бюджет. Теперь поддержки такой уже нет, её постоянно приходится искать самому у разных организаций, чтобы на Бумфест, да и вообще в Россию приезжали авторы. И я вот думаю… а мы идём в правильном направлении?

— Да конечно правильном. Вы столько всего организуете, это целое событие не только для Питера. Люди узнают авторов, начинают интересоваться. К тому же, «Бумфест» лучше всего передаёт дух Ангулема: никакой попкультуры, только комиксы, только хардкор. Мне кажется…

— Да не, я про реальное направление спрашиваю. Мы туда идём, куда надо? А то мы сейчас как-то странно повернули. И здесь нет света совсем.

— Я за всем слежу, Дим, не переживай. Так о чём мы?