В прошлом году мы уже рассказывали, чем оказался так прекрасен веб-комикс «Якутия». Спустя год самобытная отечественная манга была выпущена издательством «Истари комикс»; в честь релиза бумажного издания наш автор Дмитрий Солодский взял объемное интервью у художника Богдана, а также его постоянных соавторов — Алекса Хатчетта и Евгения Федотова.

— Начну с традиционного вопроса: с чего вообще началось ваше увлечение комиксами?

Комиксами я начал с детства увлекаться еще до того, как узнал, что это комиксы. Друзья у меня как-то очень здорово и заразительно рисовали, вот и мне хотелось тоже что-то такое крутое делать. Так что все началось где-то в первых классах школы — с картинок монстров с подписанными к ним криками или фразами, а потом уже пошли истории по видеоиграм, по которым мы фанатели.

— А как вы попали в «Классный журнал»?

По знакомству. Туда меня порекомендовал первый сценарист «Ники» Слава Макаров. Он убедил начинающий журнал, что русский комикс лучше американского, который они тогда рассматривали как вариант. Так мы стали делать единственный отечественный комикс на страницах этого журнала.

01-nika 03-nika

— Чувствовали ли вы отвественность, печатаясь на соседних страницах со «Снупи», «Гарфилдом» и «Кальвином с Хоббсом»? Ведь вам, по сути, приходилось с ними конкурировать.

Про конкуренцию мы думали, но лениво, потому что форматы были разные. Стрип с комиксом сравнивать сложно. Если бы я тогда стрипы рисовал, тогда да, чувствовал бы. Мне повезло с нашим форматом. «Нике» удавалось зацепить читателя стандартным «продолжение в следующем номере». У стрипов продолжения не было. А что дальше стало с героями «Ники», знать хотелось, ведь история развивалась.

— Сценарий вы писали сами, или же был сценарист? 

«Ника» — это практически мой первый комикс-проект, который был длиннее 10 страниц. Сценарий изначально для него писал Слава Макаров, но потом его подхватил я, и Ника здорово «нырнула» в сторону. Кардинально.

— Была ли спланирована ещё в начале работе над Никой её конечная точка? 

Задача для нас, как авторов, была простая: сдавать каждую неделю следующие 2 страницы комикса в журнал. Это был единственный критерий, по которому мы работали. Хотя нет, еще правило было такое: на этих двух страницах должен быть хоть каким-то образом завершенный сюжет. Завершенность сюжета спустя какой-то время пришлось с негодованием отбросить. Ну действительно, какой там завершенный сюжет можно уложить в две страницы?

Необходимость сдавать по 2 страницы в неделю каждую неделю фактически означала, что у комикса концовки не подразумевается. Как в американских комиксах, которые выходят, пока комикс покупается и пока он не надоест читателю. В общем, я понятия не имел, чем Ника должна, может, хочет закончиться.

— В 2002 отдельной книгой выходил первый том, перерисованный. В 2008 — сборник, содержащий в себе 2 тома. Прошло много времени с тех пор. Вероятна ли допечатка? Хотя бы «как-нибудь, когда-нибудь»?

Я понимаю, что этот вопрос является самым животрепещущим для всех, кто читал «Нику». «Для всех» потому что чтобы ее читать, требовалось большое усилие: ждать очередной журнал и покупать его очень продолжительное время. Но после тотального провала отдельно изданной «Ники» никакого смысла дорисовывать ее я не видел. Например, том 1 и 2 я рисовал в сумме где-то полтора года, или два, уже не помню. В итоге, изданный, он не дошел до читателя, тираж до сих пор где-то болтается у добрых людей. Смогли купить его не так много читателей, потому что если «классный журнал» добирался до всех уголков страны и стоил копейки, то книга по «Нике» была дорогой и продавалась всего в нескольких местах. Да о ней просто мало кто знал вообще. В итоге сейчас завершение комикса возможно разве что сторонними силами энтузиастов. Я так говорю, потому что ко мне обращались читатели «Ники» и предложили нарисовать продолжение по моим наметкам или сценарию. Но дело это невероятно трудное для стороннего человека. Не могу сказать, насколько это реально.

interview_bogdan_nika_4interview_bogdan_nika_6

— «Ника была выполнена» в околояпонской стилистике. Недаром её называют «первой русской мангой». Здесь же вопрос напрашивается сам собой — как и когда открыли для себя японскую культуру аниме и манги?

Первая моя манга, которую мне удалось подержать в руках, полистать и влюбиться без памяти и возможности перевести, это Gunnm (французское издание Battle Angel Alita Йокито Киширо). Мне дал подержать его мой друг Лореллин, в Нескучном саду в Москве, когда там еще бегали и лупили друг друга палками толпы подростков, одетые в орков и эльфов. Впечатление было ударное. По тем временам тщательность рисунка и графики Йокито Киширо сильно перебивала многие другие образчики манги в то время. Мне непременно захотелось «вот так». Под сильным влиянием Йокито Киширо я как раз нарисовал короткий комикс «Стальные облака», это несколько страниц без конца и продолжения. Ого! Не только «Ника» у меня в таком виде. Хохохо! А Нику я рисовал под приятным впечатлением задора от Масамуне Широ, которого я узнал по его манге Orion и Appleseed. Широ мне тогда показал мой нынешний коллега-сценарист, вместе с которым мы «Скунса и Оцелота» нарисовали, Хатчетт.

interview_bogdan_09jap

— Кстати о Алексе Хатчетте! Как вы познакомились? На почве каких интересов сошлись и почему решили работать вместе?

C Алексом мы познакомились где-то примерно там же и тогда же, в Нескучном саду на анимке (встрече анимешников клуба «Ранма»). Сверка рисунков и жизненных ориентиров показала, что нам обоим нравится рисовать что-то веселое, задорное и крутое. Мы как-то сразу решили что-то сделать вместе. Но сделали это только через 15 лет.

Алекс Хатчетт: Мы встретились на сходке «Ранмы», клуба любителей японской анимации. К тому же, нам обоим нравились некоторые проекты, вроде «Боевого Ангела Алиты», и у нас было о чём поговорить. И так получилось, что у Богдана были навыки рисования, а у меня их не было ни шиша, но уже были не только идеи, но и готовые сценарии. Вот и решили поработать вместе. И вот уже почти двадцать лет работаем.

Богдан – идеальный соавтор для меня, на самом деле. Терпимый ко всем моим истерикам, без лишних слов правящий мои многочисленные косяки, прекрасно понимающий, что я хочу сказать и донести, и который умудряется это вывести на передний план. Ну и что главное – мы в принципе довольно разные люди, с разными интересами, но если они где-то пересекаются, то мы можем горы свернуть.

interview_bogdan_guys

— Как зародился «Скунс и Оцелот»? 

Алекс Хатчетт: Как ни странно, после просмотра в 92-м «Ниндзя-Черепашек». Я тогда и понятия не имел о каких-то «фурри» или «антропоморфизме». А потом покатилось – начал увлекаться комиксами, аниме, играть в орлянку… И как раз в то время был своего рода расцвет независимых издательств, многие из которых как раз печатали околомангашные вещи. И некоторые из них были весьма качественными. Оценить я их в то время мог только с точки зрения тинейджера, дорвавшегося до комиксов, и потому, глядя на эти работы, которые казались такими простыми, я подумал – «А я же тоже так могу!». Начал пробовать, писать сценарии, и вот в то время и были написаны «Скунс и Оцелот». От них мало что осталось, и хвала кровавым богам. Но это была какая-никакая, а проба пера.

Интересный момент — когда я придумывал героев «СиО», я знать не знал о фурри-фэндоме, и начал увлекаться этим жанром существенно позже. Поэтому у меня в мозгу наши два пушистых охламона никак не связаны с фурри. Что, правда, не делает их менее фуррёвыми по дефолту.

Богдан: Я на этом проекте являюсь помощником и соавтором. Мое соавторство заключается в вольностях обрисовки карандаша, который выдает мне Алекс. Вместе, командой, мы оказались в состоянии нарисовать этот проект. На то время, по одиночке, мы этого сделать не могли. «Скунс и Оцелот» — это наш трамплин роста. На нем мы прокачивали свою волю, усидчивость и доведение больших проектов до логического завершения — издания.

— Чем вдохновлялись при работе над этим комиксом? Я, честно говоря, при чтении частенько вспоминал старые, ещё китайские, фильмы с Джеки Чаном, которые нередко видел по телевизору в детстве. 

Алекс Хатчетт: Этим, а также всеми классическими китайскими фильмами про монахов шаолинь. Что заметно.

Но основным двигателем выступил комикс Фреда Пэрри Gold Digger, по крайней мере, его ранние выпуски (90-х годов). Была в этом, с учетом того, что это авторский проект, свойственная независимым авторам лихость. Вот мне и хотелось передать ощущение всего этого бардака на страницах «СиО».

Богдан: Тут опять же вопрос к Алексу. Но действительно, проект вдохновлялся старыми фильмами, играми и комиксами, на которых выросло наше поколение. Оглядываясь назад, я часто думаю, насколько эти отсылки работают для читателей, которые сильно нас моложе и как они их воспринимают. Ведь если бы это были пасхалки, расчитанные на понимание и вспоминание, скорее всего, новому читателю это все показалось бы страшно скучным и непонятным. Мы же хотели куража и драйва.

— У второго тома концовка оставляет шанс на продолжение. Будете ли его использовать?

Мы решили остановиться на двух томах как законченном произведении. Во-первых, потому что первый томик мы рисовали два года, второй — полтора года, но вместе с паузой между ними вышла какая-то куча лет. Мы не хотим, чтобы читатели ждали еще какую-то неопределенную вечность третий том. Поэтому мы приняли соломоново решение: 2 том последний, но после него будет продолжение в виде отдельных бонусных историй про двух лоботрясов. Небольшие истории мы собираемся рисовать и публиковать в сети сразу по мере готовности. Но пока что мы еще не взялись за их отрисовку, сценарий на стадии дописывания.

— Почему комикс было решено издать именно у Истари Комикс?

Издательство лучше всех издает комиксы в формате манга-танкобонов (томиков манги). Они очень трепетно относятся к вопросам качества оформления, верстки, типографики и печати. Добавить к этому остается только то, что в то время они еще активно горели желанием издавать и продвигать отечественные серии, не только переводные.

— Расскажите подробнее про «Script It!». Как пришли к подобной систематизации своего опыта?

Богдан: Про Script It! лучше к Алексу. Автор он, я ему опять просто помогаю воплотить замысел в комикс.

Алекс Хатчетт: На самом деле, эта мысль витала в воздухе еще со времен «Людей Мертвой Рыбы». Взять и рассказать о том, как мы всё это делаем. Правда, речь шла о статьях. Потом я преподавал несколько раз основы сценарного мастерства, и понял, что для того, чтобы кого-то чему-то учить, имеет смысл хотя бы понять самому, что я делаю. Потому что одно дело – клепать комиксы, а другое – объяснить, как я это делаю. Ну и когда встал вопрос, чем бы заняться после второго тома «СиО», чтобы отвлечься, пришла в голову идея сделать комикс на эту тему. Мы же комиксисты (вроде)!

— А как часто будут выходить новые главы? И есть ли вероятность в будущем увидеть на бумаге?

Script It! рисуется по главам и публикуется по готовности. Предсказать размер главы изначально очень трудно. Одна идея, которую хотелось осветить за, допустим, 6 страниц, может потребовать больше пространства, примеров или пояснений. Например, текущая глава ужа давно вылезла за свой изначально отмеренный норматив. За регулярностью выпусков мы здесь не гонимся. Проект получается скорее обучающей книгой, чем комиксом, это накладывает большие обязательства на Алекса, он много думает над систематизацией и формой представления информации. И это, как оказалось, гораздо сложнее, чем рисование «Скунса и Оцелота».

— В прошлом году у издательства Bubble выходил совместный с ТНТ проект по сериалу ZКД. Почему в нём Вы отошли от уже привычного «восточного» стиля?

Читатели мое творчество знают по вышедшим комиксам и по некоторым иллюстрациям, что я выкладываю у себя на сайте или в соцсетях. Но это не единственные мои рисунки. На работе я рисую в другом стиле, более под реализм и будничность. И вот для заказов я часто пользуюсь подобным стилем. Близкая к манге стилистика не всегда отвечает требованиям заказчика или формату конечного продукта. Комикс для ZKD, это фактически был заказ для меня от Bubble. Им нужно было собрать сборник и художников не хватало, вот и пригласили меня.

interview_bogdan_zkd
— Ну и поговорим о «Якутии». Честно говоря, я ожидал скорее ужастик. Не могу сказать за всех или большинство, но лично у меня Якутия всё же ассоциируется с таким явлением, как крипи-паста. А при прочтении я обнаружил практически супергероику. Как так вышло?

Богдан: «Якутия» изначально задумывалась как экшн. Это была фантастика, основанная на героях якутского эпоса. В процессе мы ввели туда элементы ужастика и романтической комедии (совсем немного). Так как у меня Якутия с жанрами никак не ассоциируется, то для меня и вопроса не было делать ее на что-то похожим. Всем процессом придумывания истории заведовал Евгений Федотов.

Евгений Федотов: Такая история родилась. Я вообще люблю работать в жанре комедии, а для сеттинга «Якутии» был выбран элемент борьбы с гигантскими монстрами. Комедийный боевик эдакий.

— «Якутия» тоже издавалась у Истари. Но в этот раз рядом с лого «Истари» виднеется и лого авторского импринта Bubble — Bubble Visions. Если не секрет:  какова роль Bubble в рамках этого проекта? И почему вы решили издать оба тома одной книгой?

Евгений Федотов: Bubble занимались редактурой книги и сделали печатный макет. Рома Котков, Женя Еронин, Слава Каверин вычитывали блок, а Денис Попов сделал оформление макета книжки. Всё это требует большого количества работы, комикс-то огромный, почти 400 страниц.

Богдан: Истари издало «Скунса и оцелота», поэтому «Якутию» мы предложили им же. Тем более, что они издают очень качественно, все пропечатано, бумага не просвечивает, без типографских артефактов и книги не разваливаются от чтения. Точную историю договора между издательствами я не помню. Знаю только, что это была логическая помощь в издании комикса, который написал и нарисовал их сценарист, Евгений Федотов. Евгений в принципе фантастически продуктивен по проектам. Издательству приходится хорошенько шевелиться, чтобы вскочить в последний вагон его проектов. В итоге Bubble взял большую часть работ по редактуре комикса и поддержал рекламой и на Комик-коне. Кстати, часть тиража с эксклюзивной обложкой «Якутии» от Bubble была распродана именно там!

— Если я не ошибаюсь, при создании Якутии вами с Евгением Федотовым была поставлена цель выдать цельную историю из двух томов и сделать вы должны её были за год. Как это делают японские мангаки. Так ведь?

Евгений Федотов.: Мы хотели попробовать такой формат, реально ли это. Теперь знаем ответ. Хотя, по факту, мы где-то полтора года рисовали. Были вынужденные перерывы на поработать, чтобы заработать денег на жизнь.

Богдан: Да, «Якутия» для нас с Евгением оказалась экспериментом и вызовов. Как мы уже умеем — мы знали: длинные серии стрипов за 100-200 выпусков, это «Скунс и Оцелот», которые делались достаточно длительное время. Теперь стоял вопрос как еще мы можем рисовать истории. Чтобы не делать одну историю всю жизнь, мы должны их рисовать за какие-то вменяемые сроки. Читатель (а я тоже читатель!) утомляется ждать продолжения, и даже следующей книги, если это ожидание затягивается сверх всякой меры. В Японии, мне кажется, выбран один из самых приятных форматов сочетания объема и скорости: это в среднем 20 страниц в неделю, чтобы успеть выпустить новую главу в еженедельном журнале-сборнике. С «Якутией» мы решили сделать полностью законченную историю за год. Новый формат срока и добавившийся к нему промежуточный срок в виде еженедельного выкладывания онлайн новых страниц (6-8 страниц в неделю) задал четкий темп. У нас была история и сроки. Вместе они диктовали нам скорость и стиль рисования.

«Якутии» можно предъявлять претензии по качеству прорисовки или сложности персонажей, но к ней нет никаких претензий по скорости ее выхода. Вернее, есть одна:  после последней нарисованной страницы прошел год, прежде чем она наконец была издана, но это уже вопрос нашего с издательством взаимодействия. Так что мы поставили себе задачу и справились с ней. В конце поняли, что нам это по плечу, получили множество опыта на тему сколько сил, времени и упорства нужно для выполнения этой задачи и какие у нее есть допущения: что можно сделать лучше и за счет чего.

— Расскажите о своей совместной работы со сценаристами. В дополнительных материалах к «Якутии» указано, что работаете вы на нейтральной для обоих (сценариста и художника) территории. С чем это связанно?

Евгений Федотов: Богдан крутой напарник, он хорошо чувствует материал, над которым работает и приносит туда интересные идеи для улучшения истории, это просто бесценно. А встречаемся мы в центре города, потому что живём в противоположных концах Москвы, так быстрее ехать обоим.

Богдан: Мне очень повезло! Я работаю не столько со сценаристами, сколько с рисующими сценаристами. Сценарист, который сам знает как рисуются комиксы и прекрасно умеющий это делать — совсем другое дело. Нет необходимости находить общий язык между человеком, который пишет слова и человеком, который рисует.

Сложность работы со сценаристом, который пишет только сценарий, без представления,  как это будет в итоге в комиксе, заключается в переводе сценарного языка в визуальный. Не все, что написано, можно нарисовать или довольно точно воспроизвести, например какой-нибудь перл типа: «он состроил угрожающую гримассу, но сердце его пело от любви». Или «он сказал «нам надо обойти лес», но на самом деле он так не думал».

Я же работаю с комиксистами-сценаристами, это значит, что кроме сценария я еще получаю раскадровку комикса или даже черновой карандаш. Для меня это большая помощь при том, что я потом этот карандаш или раскадровку все равно «перефразирую» на свой лад и нарисую как я считаю нужным в рамках сценария. И с Алексом, с которым мы рисуем «Скунса и Оцелота», и с Евгением, с которым мы рисовали «Якутию», я взаимодействую по этому принципу.

В наших командах есть еще договоренность о «зонах отвественности», это та территория, где один царь, а второй — максимум гость. Сценарий — это зона ответственности моих коллег, я обсуждаю с ними сценарий, могу вносить предложения или идеи или спорить о том, «работает» сценарий или нет, но окончательные решения принимают они и только они. Финализация комикса — это моя зона ответственности, где коллеги могут просить меня переделать что-то или предлагать сделать по-другому, но решения принимаю в итоге я. Это позволяет нам не спорить до хрипоты и не обижаться, что к нам не прислушались, быстрее принимать решения. Конечно, это возможно в случае доверия друг другу и уважению к мастерству коллеги.

— «Якутия» выкладывалась на selfmanga. Script It! и «4 пары» сейчас выходят на acomics. Следите ли за другими авторами на этих площадках, и если да, то за какими?

Богдан: Если честно, то с чтением комиксов у меня складывается гораздо хуже, чем с рисованием. Слежу, как правило, за коллегами по цеху, но редкими набегами.

Евгений Федотов: «Заговор Единорогов» Хатчетта, «Script It!» — от Богдана и Хатчетта, «СНР» от Кузьмичева, «Тёмная Сторона Коня», «Cynic Mansion», «Алиса» от Сахнова, «Ромашковый переулок, 9», «Приключения Кота-Бизнесмена», «Дело в шляпе!», недавно прочитал «Весь Остерхауд». На селфманге я сейчас ни за чем не слежу.

— Ждать ли от Вас в ближайшее время крупных проектов или пока продолжите делать стрипы, как «4 пары», например?

Мы (Я и Алекс, Я и Евгений) хотим рисовать свои истории дальше. Еще далеко не все нарисовано и чувствуется, что сделано очень мало. Поэтому мы после одного проекта передыхаем и принимаемся за следующий. Иногда, конечно, проходит приличное время после проекта, требуемое на восстановление. Но после «Якутии» у нас уже давно в планах был один проект. Так давно, что мы его успели поменять на другой ). Сейчас он находится в стадии подготовки к началу рисования. Так что лучше поглядывать на новости на авторском комиксе, скорее всего мы будем выкладывать в первую очередь там.

Ну и хочется добавить, что следующие проекты у нас будут скорее всего отличаться от «Якутии» и «Скунса и Оцелота» довольно сильно (там посмотрим). Так что готовьтесь!

interview_bogdan_4pary