В начале недели издательство «Черная сотня» объявило о начале краудфандинговой кампании по сбору средств на выпуск сборника, объединяющего под одной обложкой комиксы русских художников 30-40 годов XX века. Но вскоре стало известно, что на работы, созданные русской диаспорой в Югославии, есть и другие претенденты. Комикстрейд пытается разобраться в этой запутанной ситуации.

 

Забытое наследие 

Первое сообщение о сборе денег «на поездку в Сербию за уникальным архивом 30-40 годов» появилось в паблике издательства «Черная сотня» вечером, 5 декабря. «Мастерски рисованный Лермонтов, Пушкин, Гоголь и многие другие — всё это великолепие вот уже почти 80 лет пылится в Белграде у одного сербского издательства», — сообщал текст объявления. На первый том комиксов предполагалось собрать 140 000 рублей: эти деньги должны были пойти на приобретение авторских прав, поездку в Белград и печать первого тома книги. Также издательство обещало сохранить в комиксах дореформенную орфографию — чем, собственно, вызвало бурное обсуждение в комментариях. А уже на следующий день информация о ведущейся кампании разошлась по популярным комикс-пабликам.

Константин Кузнецов
Константин Кузнецов

«Черная сотня» не слишком известна среди читателей комиксов, но это хорошо зарекомендовавшее себя в определенных кругах издательство из Санкт-Петербурга, специализирующееся на выпуске исторической литературы. Среди его книг уживаются «Кодекс чести русского офицера» 1915 года, историческое исследование «Царствование Императора Николая II» и мемуары ополченцев из Новороссии. Издательство существует не первый год, и краудфандинговые кампании по сбору средств на публикацию тех или иных книг успешно проводило на своем сайте и раньше: именно так, например, в прошлом году увидели свет «Записки террориста» из Донецка.

По словам сотрудничающего с «Черной сотней» художника Эрика Казакова, идея выпустить комиксы, созданные русскими художникам в эмиграции, пришла именно ему: «сначала я обнаружил художника Константина Кузнецова, о котором даже не было статьи в Википедии, а затем оказалось, что он рисовал комиксы в Югославии. И их, художников-эмигрантов, была целая куча, один лучше другого. Сначала я думал найти все, что есть, в открытом доступе и перевести самостоятельно, но быстро нашел людей, которые специализируются на этой теме в Белграде и у них есть вся коллекция. Поэтому и решил свести их с издательством, которое специализируется на книгах русских эмигрантов и сделает все так, как нужно, в плане возвращения на Родину забытого наследия».

Общение с правообладателями, по словам Эрика Казакова, «Черная сотня» начала в конце лета — и сербская сторона утверждала, что других претендентов на эти материалы в России нет. Но спустя пару часов после анонса в комментариях в нашем паблике появилась информация о том, что еще с мая возможность выпуска этих комиксов обсуждает другое отечественное издательство.

 

Нереализованные возможности

Представители «Черной сотни» отказались рассказывать, с кем именно из правообладателей из Белграда ведется обсуждение, сославшись на некорректность оглашения подробностей до завершения переговоров. Источники Комикстрейда сообщили, что речь идет о преподавателе русской литературы на филфаке Белградского университета Ирине Антанасиевич, два года назад выпустившей книгу «Русский комикс в Королевстве Югославия«. Издание с тиражом в 500 экземпляров было посвящено русским художникам, принявшим активное участие в предвоенном расцвете местной комикс-сцены. Книга появилась на свет благодаря сербскому издательству «Комико», которое специализируется в том числе на реставрации и переиздании классических югославских комиксов.

100_antanasievich_book

По словам Ирины Антанасиевич, «Черная сотня» действительно обратилась к ней с предложением о выпуске части архива на русском языке — правда, не в конце лета, а в октябре, и никаких договоренностей на данный момент с ними заключено не было.  При этом еще в мае возможность аналогичную возможность с издательством «Комико» обсуждала «Бумкнига».

Главный редактор «Бумкниги» Дмитрий Яковлев рассказывает, что впервые познакомлся с Ириной Антанасиевич еще в январе 2014 года: тогда он обсуждал возможность участия «Комико» на очередном «Бумфесте», но приехать сербы не смогли. После этого велись переговоры об издании книги «Русский комикс в Королевстве Югославия» в России, но сотрудничество оказалось заморожено петербургской стороной из-за нехватки времени.

«В мае я познакомился с сербским издателем и обсудил с ним возможность выпуска этих архивов на русском, но я до конца не понимал, в каком виде это надо делать, — объясняет Яковлев. — Мы вновь подняли этот вопрос с Ириной в ноябре, и она рассказала мне про интерес со стороны другого издательства». В данный момент «Бумкнига» обсуждает возможность печати части архивного материала в составе тематических сборников. Планируется, что вместе с комиксами также будет опубликовано несколько статей Ирины — как одного из главных специалистов по этой теме.

 

Запутанная история

История еще сильнее усложняется благодаря запутанной ситуации с авторскими правами на комиксы. По закону, переход произведений в общественное достояние осуществляется через 70 лет после смерти автора. Перечисленные в планах «Черной сотни» фамилии явно не выполняют это условие: Константин Кузнецов умер в начале 80-х; а права на произведения Лобачева принадлежат живущим в России наследникам. Белградское издательство «Комико» владеет правами только на цифровую обработку и реставрацию комиксов: отреставрированный материал публикуется в рамках проекта «Золотой век».

Всеволод Гулевич
Всеволод Гулевич

Ирина Антанисиевич уверена, что выпустить полный архив Константина Кузнецова без поддержки «Комико» невозможно. Тем не менее, не исключен вариант, когда «Черная сотня» договорится с наследниками других авторов.

Само издательство уже сообщает: «изначально у нас была договорённость с Сербией на конкретную сумму за том Кузнецова. Сегодня они в одностороннем порядке отказались с нами работать, но от этого проект не закрывается, есть и другие пути». И продолжает собирать средства — правда, понизив размер требуемой суммы до 100 000 рублей. Какие именно комиксы в конечном итоге войдут в первый том, пока остается загадкой. «Сейчас все решается, но издавать мы комиксы точно будем», уверяет Эрик Казаков.

Не меньшей загадкой остаются и планы «Бумкниги». Возможно, что эта история все же придаст импульс идее о выпуске работ Константина Кузнецова на русском.

  • Как ящик Пандоры прямо какой-то открывается.