Джонни Райан: «Похоже, Россия нуждается в антисоциальном контенте»

0
1376

Джонни Райан — enfant terrible современного комикс-андеграунда, автор популярной серии Prison Pit и замечательных своей провокационностью стрипов Angry Youth. Георгий Елаев впечатлился работами Райана и взял у него небольшое интервью.

 

 — Ты помнишь, как вообще начал рисовать?
Я увлекался комиксами с ранних лет, и периодически рисовал, а серьезно начал заниматься ими в 18-20 лет. Мне всегда нравился сам процесс – это ощущение пришло ко мне очень естественно.

 — Что для тебя самое удивительное в этом процессе? 
Самое лучшее в комиксах – то, что ты можешь делать все, что угодно, и никто тебе не указ. Ты в ответе за каждый аспект, и комбинировать историю с иллюстрациями крайне увлекательно. Столько возможностей!

— Кто твои любимые авторы и почему?
Невозможный вопрос. Их так много! Роберт Крамб повлиял на меня больше всех. Помню, как я, будучи ребенком, нашел его комикс Bigfoot и дико испугался. Как правило, то, что пугало меня в детстве, и оказало самое сильное творческое влияние. Кроме того, мне нравятся Эрни Бушмиллер, Честер Гулд, Гэри Пантер, Джим Дэвис, Мэтт Гроунинг, Дэн Клоуз, Лоуренс Хаббард, Питер Бэдж, Каз, Денис Уорден, Сэм Хендерсон, Сэм Гросс, Ал Джаффи, Джек Дэвис, Мэтт Фурье, Дон Мартин, Сэмми Харкхэм… Я могу долго перечислять.

Джонни Райан
Джонни Райан

— Стеранко утверждал, что быть художником – это примерно как монашество; ты должен посвящать себя профессии целиком. Ты с этим согласен? Оцениваешь ли ты свои работы как что-то, за что ты заплатил безумную цену?

Да, это так. Если ты рисуешь, ты должен любить проводить долгие часы в одиночестве. Правда, я не уверен, что заплатил за это такую уж «безумную цену»; я просто не знаю, что я еще мог бы сделать со своей жизнью. К тому же, мой труд открыл мне множество великих возможностей.

— Какое место занимают рестлинг и трэш-комиксы в американской культуре? У меня есть ощущение, что два этих феномена связаны между собой, и я хочу понять, каким образом. В детстве я смотрел выпуски Attitude Era WWF, и это было так круто, но я не совсем представляю, как это было возможно – точно такая же история и с твоими комиксами.

Не могу сказать наверняка; возможно, Prison Pit это ответ на волну рефлексивных и автобиографических комиксов конца 90-х – начала нулевых. Люди хотели делать что-то более инстинктивное, сумасшедшее и жестокое. Рисовать безмозглое насилие очень весело, и даже полезно в терапевтическом смысле. Довольно приятно выпустить всю свою агрессию на страницы. Это прекрасная отдушина.

interview_johny_rayan_4

— У нас в России есть довольно серьезные моральные барьеры, делающие массу веселых вещей практически невозможными. Не так давно мы дружно стали изучать культуру комиксов – как думаешь, это поможет как-то расширить границы массового сознания? К примеру, мне кажется, что если какой-то безумец надумает издать у нас твой Angry Youth Comix, его быстренько повяжут. Возможно, я заблуждаюсь, но совсем недавно у нас выходило цензурированное издание Саймона Хансельманна (никаких хуев, никакой ебли, персонажи курят табак вместо травы) – мне до сих пор с трудом верится, что это произошло на самом деле.

Сложно сказать. Звучит так, словно Россия нуждается в антисоциальном контенте. Его можно публиковать тайно, исподтишка, и это, на самом деле, будет гораздо круче.

— Приедешь ли ты в Россию, если тебя позовут на конвент?

Конечно! Если только ты не считаешь, что у вас меня арестуют.

— Можешь вспомнить самую безумную вещь, которую ты когда-либо делал?

Менял трахеостомическую трубку ребенку на заднем сиденье «Тойоты Короллы».

interview_johny_rayan_2 interview_johny_rayan_3

— Кажется, жанр инди-комиксов стал довольно трендовым. Ты так не думаешь?

Я полагаю, отдельные течения в комиксах могут быть модными, но сами комиксы – вряд ли. Они абсолютно противоречат моде.

— Глупейший вопрос, но где ты черпаешь вдохновение? Ты смеешься, когда рисуешь истории, или наоборот, дико серьезен?

Вдохновение приходит отовсюду – и тут нет никакой формулы. Если я рисую смешной комикс, я смеюсь. Но у меня свои границы приемлемого: если что-либо не бессмысленно и не потрясающе тупо, я не буду этого делать.

— В чем заключалась идея создания плюшевых башен-близнецов? Ты был доволен результатом?

Мне просто казалось, это будет восхитительное произведение искусства. Я разработал эти игрушки, а сделала их моя бывшая жена. Получилось шикарно, их нужно показывать в музеях!

interview_johny_rayan_1

— Ты намеренно провоцируешь читателей/зрителей смеяться или испытывать определенные эмоции? 

Провокация — мой любимый тип искусства. Жать на человеческие триггеры крайне увлекательно, вне зависимости от того, смешит их это или приводит в ярость. Нарушать культурные табу не так уж и сложно: всегда есть чувствительные темы, и меня забавляет искать умные пути для того, чтобы злоупотреблять человеческими эмоциями.

— В чем заключается твой метод в «Prison Pit»? Для чего он тебе понадобился?

Мне просто хотелось нарисовать комикс про то, как месятся здоровенные монструозные чуваки. Я решил, что это увлечет меня на пару лет – так оно и вышло.

— Последний вопрос: твоя семья принимает твое искусство?

Да, ведь теперь я этим зарабатываю!