Фестиваль рисованных историй «Бумфест» проводится в Санкт-Петербурге уже в десятый раз, но я впервые нашел время на посещение этого мероприятия только сейчас. Во-первых, все-таки юбилей: организаторы хорошо постарались и привезли в этот раз много по-настоящему интересных (лично для меня) гостей. Во-вторых, этот «Бумфест» вполне мог стать последним: лишь полтора месяца назад стало известно, что фестиваль остался без финансовой поддержки Комитета по культуре Санкт-Петербурга.

К сожалению, я приехал буквально на один день, проведя на фестивале всю субботу 24 сентября. То есть, вместе с воскресеньем пропустил и выступление Ричарда Макгуайра (забегая вперед, скажу, что пообщаться с автором комикса Here мне все же удалось), и встречу с Марком-Антуаном Матье (см. блестящий текст о его творчестве, написанный Максимом Трудовым), и специально приехавшего на фестиваль Олега Тищенкова (напомню, что мы не так давно уже брали у него интервью). Впрочем, субботу я также провел очень насыщенно. Отдельная благодарность небесной канцелярии: хмурые тучи, встретившие меня на вокзале в 7 утра, вскоре разбежались, обнажив голубое небо и яркое солнце.

Ранним утром небо выглядело вот так
Ранним утром небо выглядело вот так

Несколько слов о месте проведения мероприятия. По словам бессменного директора «Бумфеста» и издательского дома «Бумкнига» Дмитрия Яковлева, впервые за все время существования фестиваля организаторам не пришлось тратить время на поиск площадки: управляющие Музеем-усадьбой Державина сами предложили провести конференцию на их территории. Локация, с одной стороны, удобная (несколько остановок на метро от вокзала), в центре. С другой — достаточно необычная: такой, знаете ли, классический музей-особняк с парой флигелей и гостевым корпусом. Что-то было в этом сочетании современных комиксов и интерьеров в стиле екатерининской эпохи.

Центральный корпус в перерыве между выступлениями артистов
Центральный корпус в перерыве между выступлениями артистов

Вся программа была распределена по нескольким корпусам, и между ними приходилось бегать каждый час (если что, с полной программой можно ознакомиться здесь). В центральном корпусе проходили все выступления основной программы, в западном раскинулся мини-маркет, выставка с комиксами Алексея Никитина про Державина, и выставка «Бумфест — 10 лет».

nikitin
Часть юбилейной экспозиции (а также специальная открытка от британского художника Тома Голда, который собирается почтить Россию своим присутствием в декабре).

report_boomfest2016_3

report_boomfest2016_4

Мини-ярмарка порадовала: «Бумкнига» уже продавала только-только отпечатанного «Лунного копа«Бумкнига», а «Комильфо» специально к фестивалю напечатало ограниченным тиражом (250 копий) комикс Марка-Антуана Матье «3 секунды», по формату приближенный к оригиналу. В магазины отправится другая версия — чуть меньше по размеру и с суперобложкой.

hma6k7dior0

В западном корпусе на третьем этаже также была устроена первая за 8 лет персональная выставка Виктора Меламеда под названием «старый-старый зверь едет на машине». Как рассказал впоследствии сам автор, концепция этой выставки родилась из фразы, которую его трехлетний сын произнес семь лет назад.

report_boomfest2016_13 melamed

Здесь же, в западном корпусе, также проводились мастер-классы и встречи авторов с читателями. А вот восточный корпус был уже посвящен творчеству иностранных гостей фестиваля.

report_boomfest2016_6

report_boomfest2016_7

Работ моего любимого Брехта Эвенса также было представлено немало:

report_boomfest2016_9 report_boomfest2016_10

report_boomfest2016_12

Также запомнился комикс на тему Беслана и отрывок графического репортажа Джо Сакко из Чечни.

sacco-journalism_0005

Теперь вкратце о гостях фестиваля. Виктор Меламед был на удивление немногословен, и все свое полуторачасовое выступление уложил в 15 минут, рассказав предысторию появления серии «старый-старый зверь едет на машине» (см. выше).

После него на сцену вышел Мавил, автор недавно выпущенного «Бумкнигой» комикса «Киндерланд» о жизни школьников из ГДР в последние месяцы существования Берлинской стены. Про сам комикс мы еще обязательно расскажем отдельно — он того заслуживает. Сам Мавил рассказал, что родился в Восточной Германии в 1976 году и жил непосредственно рядом с Берлином. Поэтому «Киндерланд» во многом построен именно на ощущениях самого автора: он намеренно старался избежать в своей работе высказывания каких-либо политических взглядов, поэтому вся актуальная повестка передается читателю через подслушанные героями разговоры родителей и другие детали. Одной из центральных сцен комикса является раскинувшаяся на 30 страниц игра в пинг-понг: по словам Мавила, «в детстве легко играть в пинг-понг книгой вместо ракетки, но вырастая, забываешь, как это делать». В финале я задал Мавилу вопрос, чувствуют ли сейчас жители Германии какую-то ностальгию по идеализированному образу ГДР; ответ был утвердительный.

Далее, Брехт Эванс. Кажется, даже сам бельгийский художник был удивлен числу гостей, знакомых с его работами — при том, что на русском языке они пока не выходили. Но это ненадолго: последний комикс Эванса, «Пантера» (хотя в русской версии, скорее всего, его назовут «Леопардом»), будет выпущена в следующем году все той же «Бумкнигой».

panther-01

Сразу признаюсь: из всех гостей фестиваля сильнее всего меня интересовал именно Эванс. Мне ОЧЕНЬ понравилась его предыдущая работа, комикс The Making Of про современное искусство, и я остался в восторге от пресловутой «Пантеры». Это такая жуткая, хотя и притворяющаяся детской, психологическая история про девочку и ее выдуманного друга. Взрослый читатель с первых же страниц понимает, что доверять Пантере нельзя — и с возрастающим беспокойством следит за тем, как разворачивается их общение. Это очень красивый, многогранный и тяжелый комикс, который порадует многих российских читателей.

cb_panter07

Брехт Эванс выступал полтора часа, целиком посвятив их обстоятельному рассказу об эволюции своей техники рисования — и это время пролетело мгновенно. Вот некоторые цитаты:

«Сначала я пытался рисовать самые обыкновенные, разделенные на панели комиксы, но мой учитель сказал, что моему рисунку не хватает чувства текстуры и материала. Так что я начал экспериментировать — и вскоре целиком отказался от использования бабблов для текста. Бабблы в принципе весьма уродливы»

«Я рисовал каждого персонажа своим цветом, и когда они говорили, текст был того же цвета. Это невероятно удобный прием, но я не видел, чтобы кто-нибудь еще его использовал. Наверное, боятся, что это будет выглядеть как плагиат с меня. Не стесняйтесь воровать мои идеи!»

«Может казаться, что я использую в своей работе акварель, но это не так. Я использую много чернил, карандаша и гуашь»

Брехт Эванс (слева)
Брехт Эванс (слева)

«Когда я смотрю на свои рисунки 2008 года, то вижу, что совершенно не понимал, что делаю. В этих работах очень много случайностей»

«Рисование может быть унылым — но только если вы делаете что-то не так. И наоборот: если вам весело, значит, вы все делаете правильно»

«В своей первой книге The Wrong Place я долго не мог начать рисовать сцену секса, потому что не понимал, в каком состоянии должен быть, чтобы рисовать такие вещи. Оказалось, в том же, в каком я делаю и всю остальную работу»

«Мне было примерно 22, когда я сделал эту книгу. Она посвящена ночной жизни, тому, что популярно и не — в общем, такая подростковая штука. Сейчас я понимаю, что жизнь гораздо сложнее — а в 22 был слишком молод, чтобы знать настоящую ночную жизнь. Тогда я даже ничего не знал о наркотиках!»

«Обожаю рисовать аквариумы: они как маленькая вселенная, уже помещенная в рамку»

Сразу после выступления и автограф-сессии я выцепил Брехта, чтобы взять у него обстоятельное интервью — о разнице между леопардами и пантерами, детских психотравмах и его следующей книге. Следите за обновлениями!

Уже выходя из музейного кафе, я неожиданно встретил Ричарда Макгуайра — автора замечательного комикса «Здесь», с которым делал интервью еще полтора года назад. Я очень надеюсь еще поймать его на Комик-коне в Москве, а в рамках «Бумфеста» не мог отказать себе в удовольствии задать ему ровно один вопрос. Трамп или Клинтон? Краткий итог: оба плохи, а вообще Ричард болел за Берни Сандерса.

На этом лично для меня «Бумфест» подошел к концу. Я получил массу удовольствия — и непременно поеду на фестиваль в следующем году, если он все-таки состоится. А пока расскажите в комментариях, сколь многое я упустил, не оставшись на воскресенье!

  • Не очень понял про текст того же цвета, что и персонаж. Разве так не разговаривают многие супергерои большой двойки ещё со времён Arkham Asylum? И Доктор Манхеттен (там, правда, голубым был фон пузыря, а не сам текст).

    • La MyKill

      У него в прямом смысле персонажи по цвету пересекаются с тем что и как они говорят.
      http://4.bp.blogspot.com/-o0iUQSgd7PY/TdFcCTjwQVI/AAAAAAAAALw/CI43wtyPP84/s1600/Brecht+Evans+-+Les+Noceurs+7.jpg

      • Не могу понять всё равно, чем этот приём настолько уникален, чтобы можно было говорить о том, что Эванс его изобрёл и «не видел, чтобы кто-нибудь еще его использовал».

        Вот Бэтмен разговаривает с Джокером по телефону: https://uploads.disquscdn.com/images/e4550f4e455825494346071e29669c611609af1f65ed1819c29d08cc214f1dcf.jpg

        Слова Бэтмена всегда в чёрном бабле, Джокер всегда пишет рваным шрифтом и красным цветом. В каком-то другом комиксе видел применение более традиционного зелёного.

        • Roland1580

          речь о том, чтобы отказаться от баблов целиком и полностью, вообще. в приведенном случае этот прием используется, чтобы подчеркнуть эксцентричность Джокера — а у Эванса так вообще все герои всегда разговаривают

  • Oleg Tischenkov

    Отличный Обзор!