Продолжаем цикл материалов, посвященных жизненному и творческому пути великого британского писателя Алана Мура. Вторая глава.

В период с 1971 по 1978 годы Мур работал кем попало, постепенно осознавая горечь своего положения. Только в октябре и ноябре 1978 года New Musical Express купил у него две иллюстрации, а первая крупная публикация случилась аж летом 1980 года. Мур дебютировал сразу в двух журналах — Doctor Who Weekly и 2000AD. За семь лет Мур также опубликовал около двадцати страниц материала в других изданиях, но они не были оплачены.

alan_moore_part02_artlabsПосле того как Мур был отчислен из школы, многие его друзья порвали с ним отношения. Алан же нашел новых единомышленников в числе его знакомых по тому самому поэтическому кружку. Кружок вскоре объединился с нортхэмптонским филиалом движения Arts Lab, и позже даже работы Мура вроде Embryo были изданы под маркой «производство Northampton Arts Lab». Собственно, Алан, в течение нескольких лет после того, как был вовлечен в это движение, только им и жил. Он читал стихи собственного сочинения на специальных собраниях, слушал произведения других авторов (музыку или поэмы), общался и творил.

Движение Arts Lab было основано Джимом Хейнсом, который знал Йоко Оно и Джона Леннона еще до того, как те познакомились. Знал Хейнс и юного Дэвида Боуи. Первый филиал Arts Lab был основан в 1967 году в здании старого кинотеатра в Лондоне. Заведение быстро стало популярным у неформалов и поклонников контркультуры, и вскоре по всей Англии открылись более пятидесяти своих «лабораторий». В то время как, например, отделение в Бакингеме было одним из крупнейших (Боуи даже упоминал его в своих интервью, данных на волне успеха Space Odyssey), отделение в Нортхэмптоне насчитывало не более двух дюжин человек, в основном мужчин. Члены Arts Lab собирались по вторникам в восемь вечера. Они читали стихи, ставили спектакли и репетировали всяческие перфомансы. Также некоторые члены группы издавали журналы Rovel и Clit Bits. Мур, в течение трех лет, проведенных под крылом Arts Lab, создал несколько иллюстраций для Rovel. Славящийся своим разносторонним талантом по части литературы, Алан уже тогда учился своему ремеслу: «Там я впервые начал писать песни (или, скорее, тексты песен) и работать с музыкантами, что позволило мне понять многое о динамике слов. Там же я начал писать короткие скетчи и пьесы, что, повторюсь, было очень и очень полезным. Это позволило мне узнать о динамике подготовки сцен и разрешении [конфликтов], и тому подобном. Все эти вещи, сколь далекими они бы ни казались от жанра комиксов, научили меня приемам, ставшим необычайно полезными в последствие». Мур все же признает, что ничего грандиозного он или его товарищи не создали, и он, скорее, узнал о самой сути искусства, однако уже одна возможность работать над чем-то любимым и интересующим его давала надежду и вдохновляла Алана.

Northampton Art Labs
Northampton Art Labs

Мур познакомился с коллегой по Arts Lab Ричардом Эшби, которого потом называл «одним из моих… героев». Мур, Эшби и их друзья носили длинные волосы, курили марихуану и часто отправлялись в туристические поездки по Лондону или Амстердаму. Однажды, приехав в Голландию, Мур, которому тогда только исполнилось девятнадцать лет, услышал от одного официального лица, что длинные волосы делают юного Алана похожим на девушку. Мур принялся отращивать бороду. Через Arts Lab Мур познакомился с музыкантом Томом Холлом, с которым он дружил (и периодически работал) до самой смерти Холла в 2003 году.

alan_moore_part_02_vforvendettaВ 1972 году Arts Lab распались. Мур в числе причин указывал «отсутствие денег, общественной поддержки, оборудования и общее разочарование от невозможности продвинуться дальше». Спустя шесть месяцев был основан альтернативный клуб, Northampton Arts Group, продержавшийся еще полтора года. Его создали около двадцати человек, бывших ответственными за публикацию Rival. Новый коллектив публиковал новые зины: Myrmidon, Whispers in Bedlam и The Northampton Arts Group Magazine. Для всех этих журналов Мур рисовал обложки и иллюстрации. Кавер же последнего журнала по какой-то причине не давал Муру покоя. Иллюстрация, украсившая обложку, называлась Lounge Lizards и демонстрировала двух людей, один из которых носил грим куклы. Немного позже Мур положил внешность человека-куклы в основу своего питча, созданного для издателя DC Thompson. «Частью моей идеи был диковинный террорист с гримом в виде белого лица, который отзывался на имя Кукла и объявил войну некоему тоталитарному государству». Издатель решил, что концепт Мура был несколько радикальным, поэтому питч был отклонен. Мур вспоминает, как смирился с этим фактом: «Столкнувшись с отказом, я сделал то, что сделал бы любой серьезный автор. Я сдался». Целых десять лет спустя эта идея станет положенной в основу одного из самых узнаваемых произведений Алана — V for Vendetta. «Кукла» же в качестве антагониста станет персонажем еще одной серии комиксов Мура — Promethea.

Мур также написал Old gangsters never die — вещь, которую он будет дорабатывать и периодически читать на всяких перфомансах до тех пор, пока та, наконец, не обретет вторую жизнь в виде комикса.

alan_moore_part_02_oldgangsters

Друзьями и знакомыми Мура по Arts Group стали комикс-писатель Джейми Делано, саксофонист Алекс Грин, композитор Майкл Чоун.

В 1973 году Мур, возвращаясь домой после чтения своей поэзии в Arts Group, срезал путь через кладбище. Совершенно случайно наименее романтическое место в мире пересекала и Филлис Диксон — уроженка Нортхэмптона, стройная миниатюрная блондинка. Мур и Диксон познакомились, а вскоре и стали жить вместе в тесной квартирке на Квинс Парк. Спустя шесть месяцев они поженились и переехали в более просторные апартаменты на Колвин Роуд. В то время Мур все еще работал в офисе.

В 1975 году местная газета Alternative Newspaper of Northampton заказала у Мура небольшой стрип. ANoN была, как описал ее Мур, «очень, очень сдержанной» политически ориентированной газетой, которая в то время освещала проблемы, возникающие в Нортхэмптоне ввиду быстрого разрастания города. Мур придумал для газеты стрип, чьим персонажем был Anon. Е. Mouse — титульная мышь. Стрип прожил всего пять месяцев, публикуясь в AnoN #1-5. Сам Алан не относит стрип к своим лучшим произведениям, считая его, скорее, разочарованием.

alan_moore_part02_anonemouse

Вскоре Мур задумал публиковать свой журнал. Он придумал ему имя — Dodgem Logic — и решил начать выпуск издания с публикации интервью. Мур написал Брайану Ино письмо, в котором задал композитору ряд вопросов. Ино ответил Муру десятью страницами текста, вдумчиво и подробно отвечая на все, о чем спрашивал его Мур. Однако публикация журнала одному только Алану была не под силу, поэтому большую часть времени, отведенного на создание дебютного выпуска, Мур потратил, рисуя обложку. Тридцать лет спустя BBC предложило Муру шанс взять интервью у кого угодно на его усмотрение, и Мур выбрал Ино. В интервью Мур извинился перед Ино за то, что первый выпуск Dodgem Logic так и не увидел свет.

В 1976 году Мур заканчивает свое первое крупное совместное произведение — сюрреалистическую музыкальную пьесу Another suburban romance. Мур написал для пьесы три песни. Если я не ошибаюсь, доработанная версия Another suburban romance также вышла в формате комикса в 2003 году. Окончательная версия сценария пьесы занимала двадцать девять страниц. Пьесу никогда не ставили: все дело завершилось набором и роспуском актеров. Соавтором Мура выступил Джейми Делано.

alan_moore_part02_another_suburban_romance_1alan_moore_part02_another_suburban_romance_2

В том же году Алан Мур и Алекс Грин сформировали музыкальный коллектив, названный The Emperors of Ice Cream. В течение года они писали материал для дебютного альбома, а как только материала стало достаточно для выпуска пластинки, приступили к поиску музыкантов. Одним из откликнувшихся на объявление Грина и Мура был некто Дэвид Хаскинс. Хаскинс в итоге отказался примкнуть к группе, а годом позже основал Bauhaus.

Мур все еще продолжал читать комиксы. Он «выбирал случайные комиксы Marvel и DC только ради того, чтобы посмотреть, не изменилось ли чего в индустрии». Алан и Стив Мур согласились во мнении, что фанаты комиксов одержимы прошлым, в то время как нужно было улучшать качество новых произведений. Мур перестал ходить на конвенты. Единственным комиксом, о котором он отзывался тепло, был Fourth World Джека Кирби. Чуть позже, когда стал выходить Daredevil Фрэнка Миллера, Мур стал следить и за ним. «О, это стоило того, чтобы читать все эти дерьмовые комиксы. Это нечто интересное. Нечто, за чем стоит следить», — вспоминал Мур.

alan_moore_part02_fourth_world alan_moore_part02_daredevil

Желание Мура стать автором, а не только читателем комиксов, подстегнули два произведения. Первым был Arcade: The Revue, чьим редакторами были Арт Шпигельман и Билл Гриффит. Первые выпуски журнала Мур обнаружил в одном лондонском магазине, и, по его словам, «Revue содержал коллекцию материалов, вознесших журнал на олимпийские высоты моих Трех Любимых Комиксов В Истории Вселенной». Мур влюбился в журнал, назвав его впоследствии «возможно, лучшим из первой волны андеграунд-журналов». В четвертом выпуске Arcade был опубликован стрип Stalin Спейна Родригеса, который Мур называет «одним из любимейших одностраничных стрипов». Именно этот стрип побудил Алана написать письмо в журнал. На письмо ответил сам Билл Гриффит, поблагодарив Мура и заметив, что тот «открыл журнал, когда было уже слишком поздно». Журнал вскоре перешел на другой формат.

В 1984 году Мур написал эссе Too avangarde for the mafia, посвященное Arcade и напечатанное в фэнзине Infinity. Названием послужила цитата из письма Гриффита, сетующего на причины, по которым Arcade закрылся.

alan_moore_part02_2000ADВторым комиксом был великий еженедельный британский журнал 2000AD — стартовая площадка для всех авторов «британского вторжения», случившегося позже, и дом родной для культовых авторов вроде Пэта Миллса, Джона Вагнера и Алана Гранта. 2000AD был запущен в 1977 году и за почти полвека публикации не только успел породить одни из лучших комиксов в мире, но и успешно сумел противостоять любым финансовым трудностям. Журнал публиковался издательством IPC, издающим детские комиксы, поэтому вместе с первыми номерами в комплекте с 2000AD шли всякие простенькие игрушки (стоящие ныне на eBay тысячи долларов). Выросший из комикса Action, который запустили в феврале 1977 года, но быстро закрыли ввиду нападок желтой прессы, 2000AD за первые несколько лет своего существования породил несколько комиксов, считающихся классикой жанра: Dan Dare, Rogue Trooper, Strontium Dog, Nemesis the Warlock, Slaine и, конечно, Judge Dredd.

Мур купил один из первых номеров журнала, находясь под впечатлением от обложки Брайана Болланда. Будучи в восторге от содержания 2000AD, Алан инстинктивно понимал, чего журнал пытается добиться, и как именно он развивается. Многие авторы журнала были топовыми британскими сценаристами и художниками того времени. Алан также заметил, что лично знал множество авторов вроде того же Дэйва Гиббонса или Брайана Болланда. Но не это послужило причиной интереса Мура. В одном из интервью Алан пояснил: «В 2000AD работали очень смешные и циничные писатели. В основном это были Пэт Миллс и Джон Вагнер, которые до этого одиннадцать лет писали комиксы для девочек и за то время стали циничными и, возможно, по-настоящему злыми». Ранний 2000AD был, среди всего прочего, журналом сатирическим, высмеивающим политику, социальное неравенство и прочие довольно серьезные темы. Мур это прекрасно понимал. А поскольку журнал выходил еженедельно, то редакторы отчаянно нуждались в материале. Материале, который Мур хотел писать и который, судя по всему, ему таки разрешили бы публиковать.

Муру исполнилось двадцать четыре года, когда первый номер 2000AD появился на прилавках. Алан на тот момент сменил одну скучную должность (офисный рабочий) на другую (удрученный офисный рабочий), начав работать в Pipeline Constructions Lts — фирме, занимающейся поставкой и установкой промышленных газовых труб. Он и Филлис переехали в новое жилье в Блэкторне. Осенью 1977 года Филлис Мур забеременела. Муру пришлось принимать сложное решение: «Я был женат и ожидал появления своего первенца. У меня всегда была смутная идея зарабатывать на жизнь, скорее, тем, что я люблю, нежели тем, что презираю: то есть практически всем, не относящимся к комиксам. Так что решил: если я не уволюсь и не найду себе любимую работу до того, как ребенок появится на свет, то не найду в себе мужества сделать это после того, как на меня будут смотреть большие умоляющие глаза [моего ребенка]. Так что я уволился».

alan_moore_part02_witzend42,5 фунта платило государство семье Мур в качестве пособия каждую неделю. Алан вскоре решил для себя, что показателем его успеха будет заработная плата, перекрывающая эту сумму. Твердо решив стать сценаристом, он принялся за создание космооперы Sun Dodgers. Комикс, по замыслу Мура, должен был затмить «Властелин Колец»: «Я уже все придумал… В космосе существовала группа супергероев, и для каждого уже было заготовлено описание его способностей. Они были разномастной командой, живущей на космическом корабле. Все это напоминало стрипы Уолли Вуда — возможно, те, которые он делал во времена witzend. Я помню, что кто-то из героев выглядел как футуристический самурай. Был еще гуманоидный робот с большим стальным шаром вместо головы. Еще помню, что был персонаж по имени Пять, относительно которого у меня была нечеткая идея, смысл которой был в следующем: Пять был сумасшедшим пациентом, содержащимся в особой комнате (комнате №5). Этот элемент я использовал позже, при создании V for Vendetta». Ничего из вышеперечисленного не увидело свет, так как Мур за полгода выжал из себя только одну страницу наполовину завершенного арта. Позже он осознал, что «ответом на вопрос «зачем я это делаю?» был «потому что я никогда это не завершу»».

Стив Мур объяснил другу, что 2000AD не купили бы и уж точно не стали бы публиковать целиком серию нового автора. Стив к тому времени уже был профессионалом, живущим на доход от проданных сценариев комиксов. От новых контрибьюторов ждали коротких самодостаточных историй на две-пять страниц. В большинстве британских комиксов были слоты для таких историй, позволяющие редакторам не только испытывать талант новых авторов, но и придерживаться гибкого расписания выхода журнала. В 2000AD такие истории публиковались в сериях Future Shocks и Time Twisters. Нил Гейман, Грант Моррисон и Питер Миллиган начинали с историй для Future Shocks. Название серии и ее идею придумал сам Стив Мур, написавший первую историю, появившуюся с подзаголовком «King of the World» в 27 номере 2000AD, хотя сама концепция коротких рассказов уходит корнями в пятидесятые годы и комиксы издательства EC Comics.

alan_moore_part02_time_twisters alan_moore_part02_future_shocks

Выслушав совет Стива, Алан отказался от идеи космооперы, написав вместо этого тридцатистраничный сценарий для Judge Dredd, озаглавленный «Something nasty in Mega-City One!!», дополнив его скетчами. Стив также объяснил Алану принципы работы сценариста, научив того азам мастерства. Сценарий Мура был отклонен редактором журнала Аланом Грантом, но Грант сумел разглядеть потенциал в работе юного автора и попросил того присылать ему дальнейшие питчи.

Мур не стремился работать эксклюзивно с 2000AD, рассылая свои сценарии и комиксы в газеты, фэнзины и журналы, посвященные музыке. Его напор окупился сторицей. С ним связался редактор газеты The Back-Street Bugle Дик Форман. Форман узнал о Муре через своих знакомых в Arts Lab и предложил Алану работу. Ему доверили производить полноценный одностраничный стрип, и Алан придумал St Pancras Panda. Стрип был пародией на похождения детского персонажа, наподобие обожаемого британцами Медвежонка Паддингтона. Мур так говорит о стрипе: «Работая над… St Pancras Panda, я научился сдавать работу в срок, я научился понимать, сколько времени у меня уходит на создание стрипа таким, каким я его хочу видеть».

alan_moore_part02_panda

По сравнению с Anon E. Mouse, стрип о Панде выглядел куда более технически совершенным, хотя сам Мур низводит все до одного трюка, который, как он говорит, позволил ему успешно продавать стрип. «Я покрывал каждую панель крошечным пунктиром. По какой-то причине редакторы обожали пунктир. Они покупали твою работу каждый раз. Лично я думаю, что они это делали из жалости». Мур для каждого стрипа создавал по пятнадцать панелей, набивая каждую информацией, включая гэги в стиле Харви Курцмана. St Pancras Panda дебютировал в шестом номере The Back-Street Bugle в феврале 1978 года. А за несколько дней до публикации у Мура и Филлис родилась дочь Ли.

В конце 1978 года Мур отправил несколько своих иллюстраций Нику Спенсеру в журнал New Musical Express. Спенсер заплатил за каждый рисунок Элвиса Костелло (опубликован 21 октября 1978 года) и Малкольма МакЛарена (11 ноября 1978 года) по сорок фунтов. Регулярным контрибьютором журнала Мур не стал, но знакомство со Спенсером помогло ему оценить новый рынок для сбыта своих работ, коим являлись музыкальные журналы.

Одним из них был Dark Star — британский журнал, посвященный музыке восточного побережья. Муру предложили создать для Dark Star серию комиксов, названную The Avenging Hunchback. Комикс дебютировал в 19 номере за 1978 год. Это была пародия на Супермена, начинавшаяся с описания: «наша сага начинается на планете Дристон, гигантском фурункуле на заднице галактики». Второй выпуск комикса был утерян: машину редактора угнали вместе с оригинальным артом, который был заперт внутри, — и вместо того, чтобы перерисовать выпуск, Мур предложил заменить его чередой самодостаточных историй. Первой из них стала Kultural Krime Comix — стрип, в котором появился сам Мур в своей «просторной студии» (оцените глубину иронии Алана), горюющий в обнимку со своими героями произведений об утрате второго выпуска «Горбуна». Для последующих стрипов Алан объединился со Стивом Муром, и вместе они создали сперва Talcum Power, а затем уже более масштабный Three-Eyes McGurk and his Death-Planet Commandos — стрип из четырех частей, нарисованный Муром и написанный Стивом. В стрипе появился герой Алекс Прессбаттон — психованный киборг, позднее засветившийся в Stars my Degradation (пародии на изумительно иллюстрированный Говардом Чайкиным роман Stars my Destination) и Laser Eraser and the Pressbutton Стива Мура. Алан создал лысого персонажа, один глаз которого был больше, чем другой, для The Avenging Hunchback, но в итоге использовал его для создания образа Прессбаттона. Dark Star не платил Муру и Стиву ни пенни, но это был журнал, распространяемый на всей территории Англии, и, стало быть, хорошая площадка для саморекламы. В 1981 году один из стрипов Мура, созданных для Dark Star, был издан в Америке как часть антологии Rip-Off Comics.

alan_moore_part02_stars_my_degradation

Вскоре после начала работы на Dark Star Мур, наконец, нашел стабильную и неплохо оплачиваемую должность. Для еженедельника Sounds он создал Roscoe Moscow, стрип на полстраницы, являющийся (опять) пародией на детективные комиксы. «Я отправил два первых эпизода стрипа, а в ответ получил телеграмму. Телефона у нас тогда не было. В ней говорилось, что редакторы хотели бы, чтобы Roscoe Moscow был регулярным стрипом. Sounds был журналом несколько примитивным, но зато с ним работала масса самых разных авторов. Дикий Карандаш был одним из ключевых людей, делающих полустраничный регулярный стрип. Пит Миллиган, Брендан МакКарти и Бретт Юинс работали над научно-фантастическим панк-стрипом в течение многих недель до того, как я подал заявку с Roscoe Moscow. По всей видимости, их энтузиазм улетучился, или произошло что-то в этом роде, но так или иначе их стрип заканчивался, а я, так уж пришлось, вовремя подал питч Roscoe Moscow».

alan_moore_part02_roscoe_moscow_01

Первый выпуск стрипа был опубликован в номере Sounds от 21 марта 1979 года. Мур получал за выпуск по 35 фунтов, чего было недостаточно для поддержания семьи, так что Алан придумал звучный псевдоним Курт Вайл для сокрытия своих доходов. В течение следующих нескольких лет мистер Вайл показал себя плодотворным писателем, поставляющим Sounds рецензии, обзоры и интервью, иллюстрации.

alan_moore_part02_roscoe_moscow_02

Roscoe Moscow был уже полноценным «муровским» комиксом. Хоть Мур и говорил, что «не может рисовать узнаваемыми даже простые объекты», его ограниченный талант художника не был помехой для экстенсивных экспериментов над медиумом. Мур придумывал и воплощал необычные дизайны персонажей и последовательности панелей, вставлял в стрипы камео и шутки столь изощренные, что их, по его собственным словам, могли понять один-два человека. Например, в одной панели Мур «рассекретил» себя, сообщив в анаграмме «anal romeo» свое настоящее имя.

alan_moore_part02_roscoe_moscow_03

Несмотря на огромную популярность работ Мура, почти ничего из его андеграунд-стрипов не было издано в формате комиксов или трейдов. Большинство же работ можно без труда найти в интернете, по поводу чего Мур говорит: «Это, возможно, останется неопубликованным. Я рад: это хорошо, что их всегда можно найти в сети. Дело в том, что я работал, как мог в то время… Я действительно рад, что стрипы есть в сети и люди могут ими наслаждаться, но я рад, что мне на них не приходится смотреть!»

Продолжая поиски более прибыльной работы, Мур отправил питч местной газете Northants Post. Питчем была деревенская мыльная опера Nutter’s Ruin, одним из героев которой должен был стать Адольф Хилтон, «переехавший в Наттерс Руин после войны старый австриец».

alan_moore_part02_nutters_ruin

Редактор газеты оценил арт Мура, но вместо публикации предложил создать что-то для детей. Мур придумал Maxwell the Magic Cat — стрип о коте, прототипом которого стал домашний кот Алана, Тонто. Первый стрип был напечатан 25 августа 1979 года в свежем выпуске газеты. И хотя с художественной точки зрения стрип был посредственный, Мур куда более умело шутил. Почти сразу Алан оставил идею рассказывать длинную последовательную историю, вместо этого став наслаждаться вызовом, коим было придумывание новой пятипанельной истории неделя за неделей. В силу графика и дедлайнов стрип был чрезвычайно актуальным, часто описывая события, произошедшие лишь за считанные дни до публикации. Мур решил писать «Максвелла» под псевдонимом, назвавшись Жилем де Реем. Под этим именем в пятнадцатом веке был известен серийный убийца, демонолог и педофил. Мур был рад обойти редакторский надзор со своим жутким псевдонимом, поэтому он продолжал испытывать терпение своих начальников, создавая стрип сюрреалистичным и политизированным.

alan_moore_part02_maxwell_the_cat_2

Maxwell the Magic Cat был одним из любимых творений Алана. Вплоть до октября 1986 года стрип публиковался в газете. В сентябре 1986 стартовали Watchmen, и Мур стал самым известным сценаристом комиксов на планете, о чем редакторы Northants Post, конечно, тоже знали.

Мур зарабатывал 35 фунтов, работая в Sounds, 10 получал за Maxwell the Magic Cat. В сумме это перекрывало правительственные льготы, поэтому Мур отказался от пособия.

alan_moore_part02_maxwell_the_cat_1

В 1979 году дебютировал журнал Doctor Who Weekly — издание, посвященное материалам по мотивам суперпопулярного в Британии шоу. В каждом номере публиковались по два комикса: один состоял из похождений самого Доктора, второй был отведен его противникам. «Злодейский» стрип писал Стив Мур, но начиная с 35 номера (июнь 1980 года) он был назначен ответственным за сценарии основного комикса, а место сценариста запасного фичера осталось вакантным. Стив сообщил Алану об этом, а затем передал оперативно написанный сценарий Мура редактору журнала, Полу Нири. История была опубликована в том же номере. Алан был рад, что его художником был не кто иной, как Дэвид Ллойд — его друг и коллега по работе над фэнзином Shadow.

alan_moore_part02_doctor_who_1Стив Мур создал свою формулу создания запасных стрипов, которой Алан в своей первой работе следовал даже слишком неукоснительно. Алан не был фанатом сериала, смотря его от случая к случаю, и предпочел не раз за разом разыгрывать одну и ту же историю, а рассказывать новые и необычные. Вместе с Ллойдом он создал Business as usual — жуткий рассказ об Аутонах, монстрах, сделанных из движущегося пластика и проникающих на Землю под видом манекенов и детских игрушек.

Новые истории требовали от Мура новых умений. До этого он редко когда работал над крупными проектами, не совсем понимая, как строить их структуру, дробить на части и владеть читательским вниманием. Комиксы для Doctor Who Weekly состояли из восьми страниц, из них каждый месяц публиковались всего две. Но даже задача писать каждую неделю по короткому куску комикса оказалась сложнее, чем Мур себе представлял. Алан говорил, что «[писать их] было сложнее, чем кажется… И это лучший способ научиться писать истории: начни с чего-то, на твой взгляд, маленького, а затем найди способ рассказать хорошую историю, зная свои ограничения».

Последним комиксом Мура, проданным в Doctor Who Weekly, был 4D War Cycle — амбициозный эпик, повествующий о противостоянии Ордена Черного Солнца и Повелителей Времени. В то время телевизионный сериал ничего о Повелителях не рассказывал, что позволило Муру создать множество новых персонажей. Комикс был тепло встречен фанатами и заслужил положительные отзывы. Мур планировал развивать 4D War Cycle и даже был уверен, что его кандидатуру рассматривали на замену сценариста основного стрипа. Но вместо этого он расстался с журналом из принципа. Стив Мур до этого создал одного из персонажей для своего комикса, ставшего относительно популярным, причем до такой степени, что планировалось запускать именной спин-офф серии. Однако Стив узнал, что сценаристом этого комикса должен был стать Алан МакКензи, и ушел. Вместе с ним ушел и Алан Мур, что было, по словам Стива, «потрясающим актом моральной поддержки, удивительным для кого-то, кто находился на самой ранней стадии построения своей карьеры». Последним комиксом Алана для журнала был Black Sun Rising, напечатанный в декабре 1981 года. Ни Стив, ни Алан, впрочем, из Marvel UK не ушли, найдя себе работу в похожем еженедельнике Empire Strikes Back Monthly.

alan_moore_part02_doctor_who_2

Мур продолжал слать питчи редакторам 2000AD, неизменно получая отказы, сопровождающиеся письмами от Алана Гранта. В конце концов Грант написал Муру письмо, в котором он прямо сказал Алану, что тому нужно изменить, чтобы его сценарий был принят. Мур так и сделал, получив в ответ «письмо, в котором было нарисовано много роботов, показывающих в одобрительном жесте большой палец, что было знаком, что тебя приняли».

В июле 1980 года сразу две истории Мура увидели свет: Killer in the Cab (2000AD #170) и Holiday in Hell (2000AD Sci-fi Special 1980). Истории были типичными для Future Shocks концептуальными боевиками.

alan_moore_part02_2000ad_future_shocks_1После своего дебюта Мур, вооруженный новыми знаниями, обнаружил, что его сценарии теперь принимались редакторами журнала куда чаще. В среднем каждые шесть недель Мур публиковался в 2000AD, производя короткие стрипы для Future Shocks. В то же время Алан заметил, что его мастерство как сценариста стало доминировать над его умением рисовать. Мур тратил неделю на создание полустраничного стрипа, параллельно работая сразу над несколькими сценариями. Немудрено, что вскоре он выяснил для себя, что описывать панели для других художников и создавать диалоги у него получается куда лучше, чем рисовать. Работа в 2000AD изменила сам подход Мура к созданию своих произведений. Амбициозный по натуре, Мур хотел создавать регулярную серию, а вместо этого вынужден был писать новые и новые истории, отличающиеся друг от друга как стилистически, так и жанрово. Прошедший хорошую школу создания еженедельных стрипов, затем коротких комиксов и, наконец, пишущий семистраничные произведения, Мур научился мастерски работать с жанром. Он начал писать свои знаменитые огромные сценарии, в которых описывал панель на нескольких страницах, пичкая ее (и художников) морем информации. Работая со множеством художников, Алан, к своему изумлению, выяснил, что разные люди по-разному интерпретируют его сценарии. Алан стал писать сценарии, переполненные энтузиазма, шуток и гэгов, не относящихся непосредственно к описываемой им истории. Кто-то из его коллег заметил, что сценарии Мура больше похожи на письма друзьям, нежели сухой список указаний.

Стив Паркхаус, с которым Алан напишет в 1983 году Bojeffries Saga, так сказал о таланте Мура: «Он пишет именно то, что художник хотел бы рисовать».

Несмотря на сложности с форматом историй 2000AD, Мур обнаружил, что он может создать в контексте рубрики несколько длинных историй путем выстраивания их вокруг одного конкретного персонажа. Таким героем стал Абелард Снэзз, чей внешний вид «был позаимствован у одной весьма неприятной оптической иллюзии». Мур полагал, что, если Снэзз станет популярным, герою могут выделить и конкретную серию. Снэзз был представлен публике в 189-190 номерах 2000AD (декабрь 1980). Художником комикса выступил Стив Диллон. В итоге Мур напишет еще около восьми историй о своем внешне запоминающемся герое. Мур так характеризовал Снэзза: «Он разрешает сложные проблемы при помощи еще более сложных решений».

Постепенно Мур становился частью лондонской комикс-сцены. Тогда в Лондоне создатели комиксов собирались в различных пабах под негласным названием Society of Strip Illustrations, беседуя и обмениваясь идеями, мнениями и записями. Председателем общества тогда был выбран Дэвид Ллойд, рассказывающий, что происходило на посиделках: «Все началось в 1977 году в формате некоего клуба, в который входили множество отличных картунистов с Флит-стрит. В него входили и несколько парней, делающих 2000AD и другие комиксы. Мы встречались в «Пресс Клубе», бывшем шикарным заведением, где, если ты заявился без галстука, на тебя косо смотрели. За этим очень трудно было уследить, ведь речь идет о художниках. Вскоре мы кочевали по пабам, переехав в итоге в «Скетч Паб» в Челси. Он был нам пристанищем долгое время». В клуб входило около сорока членов, включая двух, никогда ранее не публиковавшихся: Нила Геймана и Дэйва МакКина. Мур в какой-то момент был представлен членам SSI и тепло принят в их ряды. Среди членов клуба были Дэйв Гиббонс, Алан Дэвис, Марк Фармер, Хант Эмерсон, Гэри Лич, Дэйв Хэрвуд, Дэвид Ллойд и Майк Коллинс.

Мур предпринял первые попытки стать профессиональным автором, когда его первый ребенок только родился. Три года спустя, когда на свет появилась его вторая дочь, Эмбер, Алан уже был успешным автором.