Кэйдзи Накадзава: Хиросима, манга и антимилитаризм

0
1827

В этом году издательство Alt Graph выпустило на русском языке последний, пятый том «Босоногого Гэна» — манги Кэйди Накадзавы, прочесть которую стоит даже тем, кто скептически относится к японским комиксам. Мы попросили Анатолия Дунаева, директора Alt Graph и давнего поклонника творчества Накадзавы, подробнее рассказать о творческом пути автора.

Мангу «Босоногий Гэн» Кэйдзи Накадзавы можно назвать достаточно известной. Благодаря энтузиастам из «Проекта Гэн» за последние тридцать лет «Гэн» был переведен на 23 языка, правда, только на 7 языках он вышел полностью. К сожалению, обычно знакомство с творчеством Накадзавы «Босоногим Гэном» и заканчивается, а за пределами Японии мало что известно о других его работах или о нем самом.

nakazawa_kaijiВсе знают бога манги Осаму Тэдзуку, которому японская индустрия манги во многом обязана своим появлением, или Ёсихиро Тацуми, одного из основоположников жанра гэкиги, который показал, что рисованные истории могут быть мрачными и серьезными. На фоне таких гигантов фигура Кэйдзи Накадзавы теряется, хотя он тоже немало сделал для индустрии. Он был первым, кто заговорил о трагедии в Хиросиме в манге. После его рассказов многие взрослые начали менять свое отношение к журналам с мангой. Ведь в 60-х и 70-х мангу в Японии не считали настоящей литературой и относились к ней пренебрежительно. Но обо всем по порядку.

Кэйдзи Накадзава родился 14 марта 1939 года и в возрасте 6 лет пережил атомную бомбардировку Хиросимы, что во многом определило его дальнейшую судьбу. Накадзава начал рисовать мангу еще в школе. Как раз в послевоенные годы начали набирать популярность работы Осамы Тэдзуки (началось все, конечно же, с его манги New Treasure Island, которая вышла в 1947 году). Многие японские мальчишки зачитывались его мангой и мечтали стать мангаками. Плюс, манга была единственной доступной формой развлечений в то время и помогала детям хоть ненадолго забыть о нелегких буднях. Накадзава посылал свои наброски и готовые работы в различные журналы. (В то время все манга-журналы печатали работы читателей, проводили творческие конкурсы и даже выплачивали небольшие гонорары художникам-любителям за короткие истории). Больше всего ему нравился журнал Shonen Manga необычного квадратного формата, в котором публиковали много работ начинающих мангак.

В марте 1954 года после окончания 9 класса Накадзава устроился в мастерскую по изготовлению вывесок, он получал 4000 иен (примерно 12 долларов) в месяц. Даже для того времени это было совсем немного, но на большее выпускник школы рассчитывать и не мог. К тому же в мастерской Накадзава мог изучать основы дизайны, композиции, каллиграфии. Каждый вечер после работы он шел домой и до глубокой ночи рисовал мангу, а все воскресенья он проводил в местном кинотеатре. Журнал Omoshiro Bukku опубликовал 16-страничную мангу, за которую Накадзава получил свой первый гонорар — 1000 иен. Этот успех укрепил его желание стать профессиональным мангакой.

gan_sparkВ феврале 1961 года в возрасте 22 лет Кэйдзи Накадзава переезжает в Токио, где начинает работать ассистентом у профессионального мангаки Дайдзи Кадзуминэ, а также продолжает рисовать собственную мангу. Через год Накадзава получил годовой контракт на свой собственный проект Spark 1 в журнале Shonen gaho. За каждую страницу ему платили 1500 иен. В 1963 году Накадзава становится ассистентом у популярного автора манги. На протяжении следующих нескольких лет он продолжает работать ассистентом и публиковать собственные работы в различных журналах. В Токио Накадзава впервые столкнулся с дискриминацией по отношению к жертвам атомных бомбардировок. В Японии было не принято распространяться на тему взрывов в Хиросиме и Нагасаки, поэтому многие японцы считали, что от выживших после атомного взрыва можно заразиться лучевой болезнью. Доходило до того, что окружающие боялись прикоснуться к посуде, из которой ел и пил человек, переживший атомный взрыв. Естественно, такое отношение общества тяготило Накадзаву, поэтому он решил избегать любого упоминания атомной бомбы и старался не упоминать о своем детстве в Хиросиме. В то время он даже не помышлял о том, чтобы поднимать в манге вопросы атомной бомбардировки.

gan_struck_by_black_rain_cover9 октября 1966 года умирает мать Накадазавы. Это становится тяжелым потрясением для него (позднее он расскажет о смерти матери и своих чувствах на страницах «Босоногого Гэна» и в рассказе «Своими глазами»). Вернувшись с похорон, Накадзава за неделю нарисовал свою первую короткую историю на тему атомной бомбы — Pelted by Black Rain. Однако ни одно из крупных издательство не захотело ее издавать: она получилась слишком смелой и поднимала неудобные политические вопросы. Около года рукопись пролежала в столе, прежде чем Накадзава отнес ее в небольшой журнал Manga Punch, редактор которого сразу же согласился напечатать этот рассказ. Это была первая напечатанная манга, посвященная атомной бомбе. Манга получила положительные отзывы, и редактор журнала попросил Накадзаву нарисовать еще несколько рассказов подобной тематики, которые вместе образовали «черную» серию и позднее были изданы отдельным сборником Struck by Black Rain. Естественно, Накадзаве было невероятно тяжело психологически рисовать исключительно на тему атомной бомбардировки. К тому же, он всегда хотел создавать развлекательную мангу для детей, поэтому с 1969 года он начинает работать в в недавно появившемся журнале Shonen Jump, который затем станет одним из самых крупных еженедельных манга-журналов в Японии. В этом журнале он регулярно публикует свою серию Moero Guzuroku. В то время главными героями манги были сильные и храбрые персонажи, а Накадзава сделал своего главного персонажа незадачливым растяпой. Он хотел показать, что если очень сильно стараться, можно много достичь. Несмотря на такую нестандартную для 1970-х концепцию, манга сумела завоевать популярность.

Struck by Black Rain_003 Struck by Black Rain_004

В 1970 году в Shonen Jump публикуется 80-страничная история Накадзавы Suddenly One Day, в которой рассказывается о выжившим после атомного взрыва и его сыне, который умирает от лейкемии. В это истории можно почувствовать страх Накадзавы за своих детей, ведь они тоже могли стать жертвами лейкемии. Изначально эта история должна была ограничиться 60 страницами, но когда редактор прочитал карандашный набросок, он расплакался прямо в присутствии Накадзавы и попросил его увеличить историю до 80 страниц — невероятное количество страниц для одной истории в еженедельном манга-журнале (стандартная глава манги в еженедельнике в то время составляла 15-20 страниц).

После публикации Накадзаву завалили письмами со всей Японии. Многие спрашивали, правда ли всё то, что он изобразил в своей истории. Большинство японцев до сих пор не знали истинного размаха трагедии в Хиросиме. Учителя в школах использовали Suddenly One Day, чтобы рассказывать ученикам об атомной бомбардировке. Постепенно за Накадзавой закрепился имидж автора манги про атомную бомбу. Правда, жить с таким имиджем было непросто, например, некоторые соседи ругали его за то, что он опозорил свою семью, ругали его жену за то, что она вышла замуж за жертву атомного взрыва.

В 1972 году остров Окинава снова вошел в состав Японии (с 1945 по 1971 гг. он был под контролем США), к этому событию Накадзаву решил нарисовать мангу об Окинаве и даже посетил остров и места военных действий. Увиденное оставило у него настолько тягостное впечатление, что работа над мангой Okinawa протекала очень тяжело. Если бы не поддержка редактора журнала, Накадзавы не смог бы закончить эту мангу. Затем последовал еще ряд отдельных историй на тему атомной бомбы, каждая из которых неизменно находила отклик у читателей, и Накадзаву продолжали заваливать письмами с просьбой продолжать писать на эту тематику.

gan_isawitВ октябре 1972 года журнал Monthly Shonen Jump попросил своих авторов нарисовать автобиографии. Кэйдзи Накадзава подготовил историю I Saw It (Своими глазами) на 48 страниц, в которой он впервые поделился своими воспоминаниями о бомбардировке Хиросимы. Прочитав эту историю, редактор журнала понял, что Накадзава еще много может рассказать, и предложил Накадзаве нарисовать полноценный сериал, пообещав, что в журнале ему предоставят любое необходимое количество страниц. Так в июне 1973 года Накадзава начал рисовать «Босоногого Гэна» и публиковать его в еженедельном журнале Shonen Jump, тиражи которого к тому времени выросли до двух миллионов экземпляров. Накадзава понимал, что его манга не станет большим хитом, тем не менее «Босоногий Гэн» привлек внимание читателей и обзавелся своим кругом поклонников. Накадзаве было невероятно сложно выдерживать еженедельные дедлайны, так как он полностью рисовал свою мангу сам, не прибегая к помощи ассистентов. gan_isawit_02Осенью 1973 года разразился нефтяной кризис, который сказался и на Японии. Цены на бумагу взлетели, и журналам пришлось резко сокращать количество страниц. «Босоногого Гэна» начали печатать нерегулярно, что раздражало Накадзаву, так как сюжет в манге только начинал развиваться. Вскоре редактор, который протолкнул «Гэна» в журнал, сменил место работы, и спустя 18 месяцев после начала публикации Shonen Jump прекратил печатать новые главы — «Босоногий Гэн» оборвался на полуслове.

gan_okinawaЧерез полгода к Накадзаве обратился журналист из Asahi, одной из крупнейших ежедневных газет в Японии, который собирал материалы по теме атомной бомбардировки. После прочтения «Босоногого Гэна» он спросил у Накадзавы, почему тот не хочет издать его в виде отдельной книги. Но это было не так просто. В этом Накадзава убедился еще на примере своей манги Okinawa. После того как все ее главы были напечатаны в журнале, Накадзава переработал ее и нарисовал обложку, так что все было готово для издания книги, но издательство отменило проект. В этой манге Накадзава поднимал серьезные политические вопросы, критиковал японский милитаризм. Издательство могло позволить себе публиковать такую работу в еженедельном журнале, так как через неделю-другую о ней все забывали, но вот отдельная книга уже становилась полноценным продуктом и портила репутацию компании. Издательство не решалось издавать книги, в которых критиковалось японское правительство.

Но журналист не опустил руки, и вместе с Накадзавой они начали искать издателя. И в конечном итоге нашли. Причем это издательство специализировалось не на манге, а на научных публикациях и учебниках. В мае 1975 года первые четыре тома «Босоногого Гэна» вышли в свет и были мгновенно раскуплены. Тут помогли статьи в Asahi, которые привлекли внимание других СМИ, радио и ТВ.

gan_barefoot_02

После этого Накадзава решил продолжить «Босоногого Гэна», он сумел договориться с ежемесячным журналом The People, в котором с сентября 1975 года начали выходить новые главы «Гэна». Но через год публикации опять прекратились. Затем три с половиной года «Гэн» выходил в ежемесячном журнале Literary Review и еще три с половиной года в ежемесячнике Educational Review. Спустя 14 лет после выхода первой главы «Босоногий Гэн» был завершен. В конце 1970-х Кэйдзи Накадзава прекращает рисовать развлекательную мангу и полностью сосредотачивается на антивоенной манге.

Естественно, творчество Накадзавы не ограничивается одной мангой. Он писал прозу, принимал участие в адаптации своих работ для телевидения и кино. В 1970-х по манге «Босоногий Гэн» снимают несколько художественных фильмов. В 1983 и 1986 годах выходят два анимационных фильма. А в 1981 году «Гэна» исполнили на оперной сцене. В 1976 «Гэна» начинают переводить на английский, а затем и на другие языки. Но это уже совсем другая история…