Year of the Aardvark, день 11

0
526

 

ISSUE 11 — THE MERCHANT AND THE COCKROACH

Добыв Черный Лотос, Серебас отправляется в Бедуин сбывать магический артефакт. Трубкозуб презирает каменные дома, марающие небо чадом из дымоходов, узкие улицы и городских обитателей с выводком вшей под напудренным париком. Но деньги есть деньги. Один купец соглашается взглянуть на Лотос и даже заплатить за него сто золотых в случае, если сумеет доказать подлинность диковинки. Вдвоем они отправляются в дом купца, где счастливый Серебас получает из рук торговца увесистую сумку с монетами. Внезапно купца одолевает сонливость, и он стремительно засыпает. Серебас уже
почти покидает дом купца, когда до него доносятся безумные вопли торговца, вопящего что-то о тараканах. Проклиная себя за любопытство, трубкозуб устремляется обратно и видит произошедшую с купцом метаморфозу. Тот облачен в странный костюм и маску с пришитыми к ней тканевыми «антеннами», прямо как у мерзкого насекомого. Купец продолжает вопить, именуя себя «Роачем», выпрыгивает в окно и сноровисто прыгает с крыши на крышу, оставляя в свежевыпавшем снегу отпечатки ног. Серебас не каждый день становится свидетелем психических расстройств, а поэтому с интересом отправляется в погоню за Роачем…

cerebus_issue_11Персонаж Роач был придуман Симом как пародия на Бэтмена. Довольно быстро создатель страдающего биполярным расстройством героя осознал потенциал собственного творения, и вскоре Роач стал собирательной пародией на супергероику вообще.

Концепцию «Бэтмен с раздвоением личности» Сим вытянул. В номере есть классные шутки на тему душевной травмы Бэтмена, его фиксации на борьбе с преступностью и образа жизни. Даже тот факт, что супергерой, рядящийся в костюм жуткой твари, человек далеко не бедный, тут тоже упомянут. Серебас находит два с половиной метра золота, которые Роач за тридцать лет безумия накопил у себя дома.

Этот выпуск был опубликован в 1979 году, как раз в то время, когда Дэйв Сим, употреблявший марихуану и LSD, попал в больницу. На фоне злоупотребления наркотиками у него произошел тяжелый нервный срыв, о котором он написал в предисловии к оригинальному выпуску. Тогда как раз у него и родилась идея выпускать Cerebus 300 выпусков несмотря ни на что. Неудивительно, что на фоне нервной, надо полагать, рабочей обстановки (Сим недавно женился, много работал, «Серебас» стремительно становился популярным (со всеми вытекающими из этого последствиями в виде фанатов, конвенций, производства мерчандайза и прочего)) автор и создал выпуск, посвященный психическим заболеваниям.

cerebus_11_01
cerebus_11_02
cerebus_11_03

Новый номер выгодно отличается от всех прочих повышенной детализацией и более опрятным рисунком. Запала и техники сделать весь номер от начала и до конца однородным в плане графики у художника все еще нет, но первая четверть страниц составлена из довольно приличных кадров. Контраст белого снега и черного города порой порождает панели, которым бы позавидовал даже Фрэнк Миллер.

Забавный факт: первое и единственное на моей памяти упоминание слова «солилоквий» в комиксах происходит как раз в этом номере.

Приятно радует и темп серии. Одиннадцатый номер доверху набит действом, которое на фоне предыдущего герметичного выпуска кажется едва ли не избыточным. Но количество сцен это еще не все. Сим учится правильно распределять между панелями диалоги, описания и прочее, дробить действо на сегменты и смотреть, какие их сочетания лучше всего работают. Уже сейчас у него получается хорошо: «выпасть» из прочтения номера, увидев корявую фразу или нелепую ошибку, — невозможно.

Финал этой истории оставил Серебаса сидеть на обрыве. Что станет с трубкозубом дальше — узнаем в понедельник.