Мы обожаем емкие, ироничные комиксы и иллюстрации британского художника Тома Голда — и поэтому с удовольствием поговорили с ним даже без какого-то особого повода. А заодно выяснили, чему будет посвящена его новая книга и что он думает по поводу шуток над религиями.

 

— Здравствуйте, Том! Начнем с простого вопроса, который мы всем задаем: расскажите о том, как начиналась ваша карьера в индустрии комиксов. В какой момент вы поняли, что нашли свое призвание?

Слушайте, ну я любил комиксы с самого детства. Все началось с того, что я обнаружил в ближайшей библиотеке «Астерикса» и «Тинтина» — и понеслось. С тех пор читал комиксы постоянно. А еще я всегда обожал рисовать. Помню, делал какие-то примитивные истории для друзей еще в средней школе: наверное, именно тогда я и понял, что хочу построить карьеру именно в этой сфере. Так я отправился изучать рисунок в Эдинбургский колледж искусств и вскоре осознал, что люблю не только иллюстрировать чужие работы, но и рассказывать свои собственные истории. После Эдинбурга я отправился в Лондон, чтобы получить степень магистра, и встретил Симону Лиа. С ней-то мы и начали выпускать комиксы под собственным лейблом Cabanon Press.

interview-tom-gauld-02

— Ну что, хорошая история. А кем из других художников вы тогда вдохновлялись?

Сильнее всего на меня повлияли Эдвард Гори, Дэниэл Клоуз, Крис Уэйр, Роз Чест и многие, многие другие.

— Вы, конечно, знаете, что у нас в России издавали «Голиафа» — вашу первую полноценную графическую историю. Признайтесь: было ли вам тяжело работать над чем-то большим, нежели просто набор комикс-стрипов? 

interview-tom-gauld-03Могу сказать так: писать длинные истории гораздо, гораздо сложнее, чем короткие. Честно говоря, я лучше предпочту сделать в сжатые сроки короткий комикс. Получилось не очень? Не беда: следующий комикс-стрип будет лучше. Однако с полноценными графическими романами такое отношение не прокатывает.

Более того: я так до сих пор не нашел комфортный для меня способ писать длинные книги. «Голиаф» занял у меня кучу времени и отнял массу нервных клеток. Разумеется, я многому научился во время работы над ним. Но моя новая книга, над которой я сейчас работаю, точно так же отняла у меня много времени. Возможно, в следующий раз мне удастся переломить это правило и справиться быстрее — не знаю. Хотя удовольствия от завершения масштабной работы ты получаешь, конечно, гораздо больше.

— Так-так, а что за книга, над которой вы сейчас работаете? Планируете вернуться к библейским темам?

Моя новая работа называется Mooncop, это такая научно-фантастическая комедия. Она должна быть закончена к концу года, а опубликована — в 2016 г. Сразу после этого я сделаю новый сборник коротких историй. Что же касается Библии, то возвращаться к ней я больше не собираюсь. Хотя не исключаю того, что, возможно, когда-нибудь она вдохновит меня еще на одну историю.

— Я вот почему об этом спрашиваю: сегодня писать что-то юмористическое, вдохновляясь чьей-то религией, может быть опасно. Религиозный фундаментализм распространяется очень быстро: у нас уже есть ИГИЛ, проникший в США и Европу, и даже кое-какие (к счастью, пока безобидные) православные фанатики здесь, в России. Что вы думаете об этом? Безопасно и допустимо ли вообще шутить в современных комиксах про ислам или, допустим, сайентологию? И есть ли у вас список каких-то тем, строго запрещенных для шуток?

Прежде всего, я вовсе не хочу довести кого-нибудь своими комиксами до инсульта (или хотя бы просто расстроить). Вообще-то они очень мягкие, правда. Я могу смеяться над чем-то или указывать на абсурдность некоторых ситуаций, но делать это совсем не в грубой форме. Когда я писал «Голиафа», то был очень осторожен: мне хотелось написать историю, которая ставит перед читателем вопросы, а не атакует чью-то религию. И я не слышал, чтобы кто-то из верующих был расстроен моим комиксом — отнюдь, некоторым из них он очень даже понравился.

interview-tom-gauld-01

Если же мы говорим о шутках над исламом, то да, это такая сложная территория. Так же, как и некоторые другие темы, которые могут доставить проблемы, если затронуть их. Но сложные для разговора темы были в обществе всегда — просто они время от времени меняются.

— Вы современные американские комиксы читаете или предпочитаете соотечественников? 

Я читаю (и обожаю) множество британских авторов, но по-прежнему предпочитаю все же америкаские комиксы. Вообще, когда я только начинал свой творческий путь в районе 2000-х, британский рынок не казался мне особенно заслуживающим внимания, но теперь у нас есть много издательств, фестивалей и отличных художников. Все это очень радует.

interview-tom-gauld-04
Mooncop, 2016

— А какие-нибудь русские комиксы вы знаете? 

Я дважды посещал «Бумфест» в Санкт-Петербурге и прекрасно провел время, встречаясь с интересными и вдохновляющими художниками из России. Но я не знаю русского, поэтому, конечно, читать ваши комиксы не могу. Но то, что я видел, мне определенно понравилось.

— Над чем-нибудь помимо Mooncop вы сейчас работаете?

Конечно! Я регулярно рисую для газеты Guardian и журнала New Scientist, а время от времени и для других изданий. Кроме того, я только что закончил проект manythousandviews, на который меня вдохновил британский писатель Лоуренс Стерн.

 

новая книга Тома Голда, Mooncop, выйдет в 2016 году в издательстве Drawn & Quarterly