Как вы могли догадаться, речь сегодня пойдет о комиксах с повышенной детализацией. Сперва простой вопрос: как много авторов-технарей вы можете назвать? Хорошо. О них как раз мы говорить не будем. В сотый раз рассказывать о Джордже Перезе или Фрэнке Куайтли смысла нет. Их работы тут будут приводиться в качестве иллюстраций тех или иных тезисов, но речь пойдет о других авторах.

Для начала нужно дать определение «детализированным комиксам». Я удивлен, но многие до сих пор путают «детализацию» и «внимание к деталям». Это совсем разные вещи, пусть многие авторы их иногда и смешивают. Если сильно все упростить, то «детализация» — изображение большого числа объектов, «внимание к деталям» — изображение этих самых объектов. Я всегда предпочитал наглядные примеры, поэтому представьте себе арт, например, Мартина Хэндфорда и Брэндона Грэма. Первый — образец «детализации», второй — «внимания к деталям». В чистом виде, кстати, эти «стили» редко встречаются, зачастую смешиваясь в неравных пропорциях, взаимодействуя со стилем рисования каждого автора.

Покончив с предисловием, переходим к анализу самих комиксов. Для начала мы отправимся в небольшое путешествие во времени. Чтобы лучше понять истоки детализированных комиксов, нужно отправиться лет на семьдесят-восемьдесят назад. Тогда сам «жанр комиксов» только зарождался, а балом все еще правили газетные стрипы, уже сумевшие пережить несколько собственных «веков» (каменный, серебряный и часть золотого, пожалуй). Когда комиксы все еще были развлечением для детей, с упрощенной моралью и слабым рисунком, стрипы уже могли похвастать стройными историями, палитрой разных тем и впечатляющим артом. Уже был создан «Малыш Немо», опередивший свое время на многие десятилетия. Публиковались истории про шпионов, детективов, военных, рыцарей и магов, варваров и космических воинов. Стрипы, среди всего прочего, подарили нам еще и Spirit Айснера, ставшим лучшим произведением 50-х.

Хэл Фостер
Хэл Фостер

Среди тех, кто рисовал воскресные стрипы (большие по формату, цветные и выходящие только раз в неделю) на уровне, недостижимом ни тогда, ни сейчас, был Хэл Фостер. Он вместе с Алексом Рэймондом и Милтоном Каниффом стал основоположником так называемых «школ» рисования комиксов, названных в честь авторов. Их стиль копировался многими другими авторами, а их влияние стало ключевым в становлении комикс-индустрии, чей расцвет пришелся на 50-е – 60-е годы. Тот же Джек Кирби открыто заявлял о попытках позаимствовать из стиля Фостера все, что только можно, применяя его технику для своих нужд.

Фостер был автором Prince Valiant — стрипа безбожно красивого и уникального. Стиль Фостера можно охарактеризовать как «нестилизованный реализм». Художник был едва ли не единственным, кто рисовал подобным образом. Этот стиль основывается на достоверной передаче без каких-либо искажений всех объектов, не допускает отклонений от нормы и просто обязывает автора отображать все без прикрас. Мало какой художник захочет овладеть им, ведь достоверное изображение объектов существенно уменьшает возможность самовыражения, может оказаться скучным. Еще большую проблему в освоении стиля Фостера представляют технические особенности, о которых речь пойдет ниже.

details_01

Итак, что же такое Prince Valiant? Это колоссальных размеров приключение в артурианской Англии с самым невообразимым артом из всех, которые можно не вообразить. Фостер поражает своими художественными качествами. Передача мимики и жестов, доскональное знание анатомии, умение рисовать кадры, неотличимые от фотографий — это только малая часть его арсенала. Фостер отлично знал историю, поэтому все окружение в стрипе было отрисовано досконально. По Prince Valiant (первый том которого на русском языке был издан Zangavar) вполне можно изучать историю: модели кораблей, архитектурные особенности, воссоздание бытовых деталей, одежда, оружие и прочее было нарисовано им с невероятным пиететом. Историческая достоверность не должна была нарушаться никогда. Кроме случаев, когда главному герою необходимо было сражаться с гигантским морским кальмаром, например, но даже то головоногое было изображено так точно, что общего ощущения искажения реальности не возникало. Кто знает, может тогда действительно моря и океаны населяли подобные монстры?

details_valiant_01
details_valiant_02
details_valiant_03

Стрип создавался Фостером с 1937 по 1971 год. По сей день он остается самым красивым газетным приложением из когда-либо существовавших. Посмотрите на иллюстрации. Где еще вы увидели бы такую красоту? Про Фостера в кругах поклонников комиксов ходит шутка: «Хэл и Дьявол заключили соглашение в обмен на душу Фостера. Не знаю, что получил Хэл, но Дьявол получил уроки рисования».

details_valiant_04Стрип Фостера, возможно, не такой детализированный, как некоторые нынешние комиксы. С другой стороны, визуальный стиль Фостера похож на роскошную прозу. Богатством технических приемов Хэла восхищаешься, как хорошим романом. Больше всего неискушенного зрителя могут поразить масштабные батальные сцены Prince Valiant. У них как раз бешеная детализация, и, что гораздо реже встречается, эстетика кадра возведена в абсолют. В кадре могут находиться до полусотни персонажей разной высоты, возраста, социального сословия, пола, одетых в разные типы одежды и брони, делающих сотни действий, выражающих сотни эмоций через мимику или жесты. И при этом кадр не переполнен мелочами, он, как выразился Джейсон, «может дышать». Периферия рисунка служит для создания атмосферы (Фостер в этом тоже преуспел: тон его стрипа варьировался от хоррора до пеплума); ракурсы помогают подчеркнуть или приукрасить саму суть момента; цвета оживляют рисунок. В привычном понимании «деталей» тоже хватает: посмотрите сколько чешуек брони Фостер рисует на кольчуге в каждом кадре, и как у него ведет себя ткань на ветру.

Джек Кац
Джек Кац

Творчество Фостера вдохновило сотни картунистов на создание своих произведений. Среди художников, обожавших стиль Хэла, был и молодой Джек Кац, решивший заявить о себе в мире комиксов. Стиль Каца, основанный на изобилии деталей, редакторам издательств нравился, а вот неумение художника блюсти график сдачи материалов — нет. В итоге Кац, ориентируясь на андеграунд-икону Zap!, решил создать и опубликовать свой графический роман, который должен был выглядеть так, как того хотел Джек, а не кто-то другой. Zap!, кстати, раз уж речь зашла о нем, был меккой для крутых художников. Тот же Клэй Уилсон был одним из первых, кто привнес детализацию в контркультуру. Его героями были байкеры или пираты, аморальные и жестокие. Он рисовал секс, употребление наркотиков, убийства и прочие вопиющие вещи. Его арт был карнавалом безумия, жестокости и похоти. Уилсон не признавал табу, рисуя гениталии, извращения, расчлененку и прочее, порождая иллюстрации, достойные висеть у Люцифера в кабинете.

Но вернемся к Джеку Кацу. Главным его творением был The First Kingdom — «эпик эпиков», равных которому по масштабу (сюжета и арта одновременно) не было на протяжении всех лет публикации. А нарисовать двадцать четыре выпуска серии у Джека заняло двенадцать лет. Зато сам Стеранко, который служил Джеку примером для подражания, назвал его магнум-опус шедевром.

The First Kingdom от начала и до конца нарисован с маниакальной одержимостью деталями. И что еще важнее, стиль Каца здесь служит основой для рассказа монументального научно-фантастического эпика, которому просто необходимо выглядеть грандиозно. Далеко не каждый автор понимает, что экстремальное увлечение мелочами не всегда необходимо истории. В случае озабоченности автора деталями, сюжет комикса должен также прорабатываться соответственно. Кац прекрасно справился с задачей рассказать масштабную историю при помощи нужных средств.

details_first_kingdom_01
details_first_kingdom_02

The First Kingdom — черно-белый комикс. Это важно помнить. Его просто нельзя покрасить правильно, потому что он задумывался и был выполнен как ч/б проект. Кац в каждой панели помещает столько всего, что места для цвета просто не остается. Джек из той породы художников, что добавляют нюансы в кадр до тех пор, пока у зрителя не начнется сенсорная перегрузка. Что еще круче, в комиксе полно кадров, занимающих единую страницу. Все они похожи на какой-то сюрреалистический витраж, находящийся в церкви сайентологии, если бы сайентологи имели церкви с витражами вместо психического расстройства.

details_first_kingdom_03Характеризовать арт Каца как «наполненный религиозным символизмом» будет не совсем корректно, но ощущение, что видишь кадры, похожие на иллюстрации техно-библии, не проходит. По сравнению с The First Kingdom нормальная научная фантастика выглядит убого. Вселенная Star Wars с ее миллиардом мелочей по сравнению с этим выглядит карликом. Кац, практически не использующий любимый прием современных авторов, «2D-ракурс», рисовал большинство крупных иллюстраций в лавиноподобной манере. У него детали обрастали своими деталями, слои и планы множились, фон превращался в практически отдельное произведение. Центр у панелей Каца все еще есть и легко выделяется, но все остальное перемешивается друг с другом, порождая сложнейшую визуальную мозаику. Для арта Каца не было границ: мир The First Kingdom не кончался, соприкасаясь с гранями панели; он существовал и дальше, простираясь на световые годы во всех направлениях. Поистине великое достижение.

Джек Кац, рисуя комиксы, мог обуздать собственную фантазию. Его арт не производит впечатление хаотичного. Детали не сливаются в единое нечто, а помогают понять масштаб происходящего. Художник редко рисовал порождения разума, предпочитая им космические корабли, гуманоидов и людей. Диковинные звери его тоже интересовали, но арт Каца был скорее холодным, расчетливым.

Если же вы хотите увидеть фантазию без поводка, обратите ваше внимание на дуэт Elvis Studio. Ксавье Робель и Эльже Рюманн комиксами не ограничиваются, но среди их работ есть и те, которые публиковались в лучшей антологии последних лет, Kramers Ergot, или выходили отдельно. Помимо прочего, дуэт рисует картины и ездит по миру с выставками своих диковинных творений.

Робель/Рюманн доказывают на примере своих комиксов, как жизненно важно художнику, специализирующемуся на детализированном арте, обладать фантазией. У них она неистовая, рвущаяся на свободу и подчиняющая себе все. Другим авторам необязательно быть такими же импульсивными, но тренировать свое воображение, знать, как изобразить миллион разных объектов, на ходу дорисовывать мелкие детали в кадре при создании сложного арта — должен каждый. Арт Рюманна/Робеля похож на куски фантастического ландшафта, нарисованного если не Босхом, то Джонни Райаном, сильно прибавившим в мастерстве. В немалой степени за то, каким радикальным этот арт выглядит, ответственна их фантазия.

Самым известным проектом дуэта в комиксах будет длииииииииииииииииииииииииииинннннюююююююююююююююююющщщщиииииииййййй комикс-гармошка Elvis Road. Он существует только в виде бумажного издания и в сканах по причине своей уникальности вроде бы недоступен. В бумажном виде Elvis Road — единый кадр, который, будучи разложенным, простирается на двадцать пять футов (восемь метров). И каждый квадратный миллиметр Elvis Road покрыт чернилами, высекающими из пустоты белого листа мириады деталей. Пресс-релиз комикса проясняет нам насколько именно это вещь грандиозная: «8,433 characters, 3,546 vehicles, 1,847 buildings, 763 cartoon icons, 526 corporate billboards, 189 religious figures, 25 parade floats, 1 super-dildo, a junkyard purgatory, a porno strip-mall, and more…»

elvis_road_01

Elvis Road — нечто из разряда «я-не-могу-поверить-в-то-что-это-существует»-вещей вроде честного политика, книги «Жопные гоблины Аушвица» (Уоррен Эллис от нее в восторге) или поведения Артема Габрелянова в социальных сетях. И все же Elvis Road есть. Я даже скачал вам всю грандиозную мега-панель в виде 11 фото.

elvis_road_03

В случае с Elvis Road, детализация как таковая значения не имеет, хотя вы сами можете убедиться, что действие в комиксе (будем называть его так) плотное, а кадр распадается на сотни мизансцен. Куда важнее, что именно происходит. Когда-то давно я видел инсталляцию из пластилина, озаглавленную «Fucking Hell», которая выглядела и вызывала соответствующие эмоции. Elvis Road очень на нее похож минус нацисты, лепящие из трупов големы, и Гитлер, рисующий бичевание евреев. Чья-то кошмарная предсмертная галлюцинация, вызванная остановкой работы мозга? Похоже. Попытка перенести экспрессию и «жизнерадостность» работ Питера Брейгеля-старшего в 2D? Ага. Кафкианский ад из модерновых символов, идей и героев, бесконечный, как само существование? Да. Поражающая масштабом абсурдная инсценировка судного дня в исполнении жутких существ, грезящих об Апокалипсисе? Да, все это примерно описывает Elvis Road.

Elvis Studio пользуется умением рисовать детально примерно так же, как Серджио Арагонес. Объекты и герои у них могут быть едва различимы или же обрисованы по контуру, но их количество и назначение играет ключевую роль. Абсолютно везде в Elvis Road что-то происходит, причем зачастую что-то нездоровое. Мало кто из героев просто смирно стоит в кадре, «для мебели». Действо — вот для чего дуэту Робель/Рюманн нужен такой объем визуальной информации. Их мега-разворот, возможно, самый насыщенный событиями кадр из всех, что вы видели. Хаотичная композиция также помогает взгляду не цепляться за отдельные предметы, а постоянно смещать фокус с одной части изображения на другое.

Это Where’s Waldo в мире, где Уолдо не существует — только тысячи привлекающих внимание деталей.

Вернемся ненадолго в нашу реальность, где не все авторы обладают фантазией шведского дуэта или их запасом «ангельской пыли». Если ваша техника хромает, то при помощи деталей (и цвета) можно скрывать собственные огрехи стиля. Сделать убогую картинку интересной может Кеннет Рокафорт, автор Velocity.

Видит Бог, если бы Роб Лайфелд, Джим Ли, Марк Сильвестри, Тодд МакФарлейн и еще несколько авторов, ставших известными в 90-е годы преимущественно благодаря своему арту, пожертвовали свое семя на производство генетически совершенного «художника 90-х», то в результате этого преступления против природы мог бы быть рожден Рокафорт. Все то худшее, что несло в себе поколение-экстрим, видно в его арте. Штриховка, гротескные позы, вопиющая анатомия, неумение рисовать последовательность кадров — Рокафорта впору клеймить «плохим» художником, если бы не повышенная детализация его работ и оперирование стилем на ином уровне, чем просто «отрисовка круглых сисек». Я видел арт куда лучше, но назвать плохим работы Рокафорта язык не поворачивается.

details_first_velocity_01

А все потому, что если бы комиксам издательства Top Cow, Zenescope или раннего Image провести тотальную подтяжку лица и зашпаклевать весь их брак стилем и динамикой, то, оказывается, можно получить нечто вполне привлекательное. Velocity Рокафорта тому лучшее подтверждение. Сейчас в видеоиграх со сменой поколений приставок опять вспыхнула мода на HD-ремейки. Velocity очень похож на такой проект — отреставрированный старый комикс, который теперь, облагороженный и причесанный, смотрится отлично, пусть его древнее естество и проглядывает тут и там.

Кеннет Рокафорт
Кеннет Рокафорт

Что такое Velocity? Мини-серия из четырех номеров, рассказывающая о девушке в зеленом костюме, крошащей роботов. Внешне комикс выглядит как американизированная манга, нарисованная в злосчастные 90-е годы. За счет умелой покраски арт выглядит почти современным, а творческие решения художника не позволяют сразу же после просмотра пары страниц Velocity отправить комикс в мусорную корзину. А все потому, что Рокафорт местами здорово рисует. Его стиль отлично подходит для подачи сюжета двухстраничными разворотами, коих тут встречается немало. Почти каждый из них — битва гнущейся девушки с металлическими колоссами. Рокафорт достаточно разнообразно подходит к демонстрации битв: то сделает time-lapse кадр, показывающий перемещения героини между взрывающимися роботами; то создаст оммаж на OMAC Джека Кирби; то покажет сражение с каким-то уж совсем запредельным меха-гигантом. От всего этого веет японщиной, и не только потому, что тут фетишизируются меха и женщины, состоящие из фансервиса на сто процентов.

Детализация у комикса приличная. Рокафорт, используя штриховку, создает удивительно сложные механизмы с интересным дизайном. Толп противников и вообще каких-то нагромождений предметов в кадре никогда нет, а художник рисует по, скажем, пять роботов, но все они выполнены так, что каждого можно ставить на обложку выпуска. Весь его стиль построен на изображении единичных детальных объектов.

К сожалению, постоянно поддерживать уровень качества арта Рокафорт не в состоянии, поэтому однозначно сказать о том, что он, например, прекрасно передает движение и умеет поставить героиню в эффектную позу, не получится. На один кадр с действительно крутым артом приходятся два, напоминающих о первых выпусках незабвенного Witchblade. Впрочем, если не пытаться сознательно искать недостатки в комиксе, то Velocity вполне может сойти за красивый комикс. Уже одно то, что я не припомню ему аналогов, говорит о многом.

details_first_velocity_02

Теперь поговорим о цвете в детализированных комиксах. Опытные картунисты либо сами красят свой арт, либо доверяют проверенному коллеге, знающему о художнике едва ли не больше, чем он сам, и умеющему выгодно подчеркнуть его сильные стороны. Как правило, детальные цветные комиксы красят очень своеобразно (особенно в прошлом). Это либо однотонная покраска, отделяющая планы друг от друга, либо попытка вычленить отдельные объекты из общего их числа. С приходом цифровой покраски колористы научились творить с цветом чудеса и уже не просто дополнять арт, а существенно его улучшать. Лучшим примером использования цвета в подобного рода комиксах я считаю малоизвестный шедевр Green Lantern: Willworld.

details_first_willworld_01

Навряд ли вы слышали об этом комиксе, но, надеюсь, обязательно его оцените. Он был написан Джоном ДеМаттейсом и нарисован Сетом Фишером. Willworld рассказывает о путешествии Хэла Джордана в Страну Странностей и его тамошних приключениях.

Сет Фишер
Сет Фишер

О Сете Фишере стоит рассказать подробнее, так как это один из немногих картунистов, которого можно было без всякого стеснения назвать гением. Его гипердетализированный арт поражал всех настолько, что даже редакторы не знали, как воспримут арт Сета покупатели, и отказывали ему в приеме на работу. Фишер был вундеркиндом, умеющим рисовать все в очень детальной, правдоподобной манере, смешивая реализм и сюрреализм, и в то же время экспериментировать с формой на совершенно ином уровне, видеть комиксную страницу не как набор панелей, а как полотно. К сожалению, Фишер умер в 33 года, оставив после себя несколько крупных проектов и пару мелких историй.

Willworld был опубликован в 2001 году, когда Сету было всего двадцать восемь лет. Это феноменально красивый комикс, не имеющий себе равных по уровню проработки окружения, фантазии авторов и дивному арту. Вот вам несколько примеров. Видите, почему я считаю его шедевром?

details_first_willworld_02
details_first_willworld_04

Фишер не просто умел рисовать много всего или дорисовывать детали на уже имеющихся объектах. Он пытался нарисовать то, что до него нарисовано не было. Willworld кажется очень разнообразным, словно Сет не желал полностью выполнить весь кадр в одном стиле. Смешение культур, стилей, сочетание несочетаемого — таким был стиль Сета. Его фантазии и умению рисовать «странное» позавидовал бы и Дали. Благо Сет обладал выдающимися техническими навыками, позволяющими ему перенести любую задумку на бумагу в первозданном виде.

Напарником Фишера и человеком, покрасившим Willworld, был Кристофер Чакри. Его труд — пример того, как и без того гениальный рисунок можно улучшить в разы. Чакри добавляет объема арту Сета, рисуя тона и полутона, тени, ложащиеся на яркие объекты, раскрашивает Страну Странностей в миллион оттенков, возводит атмосферу «мира набекрень» в абсолют. Willworld меняет тон от страницы к странице, и Чакри верно следует замыслу Фишера: показывать новое и удивительное до самого конца. Цвета Чакри подбирает необычные, кричащие и будоражащие, иногда еще и смешивая их в неоновый градиент. Колорист подчеркивает уникальность каждого персонажа и строения в Стране Странностей своим цветом, что с учетом количества деталей, конечно, поразительно. К тому же Чакри оставляет место зеленому цвету — цвету корпуса Зеленых Фонарей — в каждом кадре, намекая на то, что это приключение для Джордана личное. Чакри потрудился на славу, итоговый арт, в результате его коллаборации, выглядит как кадры из пиксаровского мультфильма о пользе вдыхания бензиновых паров.

details_first_willworld_05

В завершении стоит рассказать буквально одной строкой о других проектах, так или иначе выполненных в детализированной манере или художниках, обладающих специфическим стилем.

Абхишек Сингх (не путать с Мукешем Сингхом, тоже весьма умелым художником, рисующим подчас фотореалистичный арт) четыре года рисовал свой проект мечты, комикс KRISHNA: A Journey Within. Двухсотстраничный комикс выглядит просто завораживающе: отдельные кадры из него являются самым крутым на моей памяти диджитал-артом.

details_krishna_01

Брайан Чиппендейл, музыкант и художник, периодически рисует андеграунд-комиксы. В случае с Чиппендейлом важно выбрать правильный комикс его авторства: часть его работ — сущий примитивизм, в то время как остальные — супер-детализированные картины.

Transient от Massive Black, интернет-комикс, авторы которого профинансировали выпуск своего детища на бумаге. Для проекта, созданного в домашних условиях, арт комикса на удивление приличный.

details_transient_01

Еще один проект, не упомянуть который было бы кощунством — Kill Six Billion Demons. Уже второй год его автор, художник Abaddon, создает немыслимое: гаргантюанских масштабов вселенную, похожую на мир серии видеоигр Souls (Demons Souls, Dark Souls). Комикс Абаддона настолько хорош, что художнику уже неоднократно предлагали создать краудфандинг-кампанию по выпуску Kill Six Billion Demons на бумаге. К сожалению, Abaddon только недавно согласился создать профиль на Patreon и то только для того, чтобы выпустить первый том серии в виде pdf-коллекции. Но будьте уверены, рано или поздно мы таки увидим его комикс в бумажном издании. Прелесть комикса Абаддона в роскошной детализации и, собственно говоря, платформе, позволяющей автору, например, делать страницы размером с постер, чередуя их с нормальным артом.

details_demons_01

Уже упомянутый выше Zap! Роберт Уильямс был среди наиболее интересных художников проекта. Он бушевал как гроза на страницах Zap!, оставляя после себя истории короткие, но предельно насыщенные. Он обожал рисовать всякие карты вымышленной местности, жуть и ужасы, любил каллиграфию и играл со шрифтами. Полвека спустя его арт все также не утратил заложенной в него энергии.

details_sorcelleries_01Среди франко-бельгийских комиксов процент нарисованных с вниманием к деталям существенно выше, чем среди американских. Собственно говоря, специфика производства BD и европейские школы рисования буквально обязывают художников быть изобретательными. Если вы владеете французским, то обязательно оцените серию Хуанхо Гуарнидо Les Sorcelleries, издаваемую по частям в журнале Spirou. Соавтор Blacksad рисует ее в совершенно ином стиле, нежели детектив про кота-сыщика, сохраняя при этом детализацию. В том случае, если вам (как и мне, например) повезло выучить только один язык (ЯЗЫК ДЕМОКРАТИИ, ПОКОЯЩЕЙСЯ НА КРЫЛЬЯХ БЕЛОГОЛОВЫХ ОРЛОВ!), то наслаждайтесь переводами. Среди массы крутых переводных комиксов стоит отыскать The Shadowrealm of Troy, спин-офф легендарного «Ланфеста». Это самостоятельный комикс удивительной красоты, сосредоточивший в себе все прелести европейской школы комиксов. Это включает в себя и повышенную детализацию, прячущуюся за спинами двух своих коллег, «стиля» и «стилизации». Второе, кстати, даже важнее наличия мелочей: комикс рассказывает об азиатской мифологии и буквально впитал в себя дух Азии.

Раз уж мы говорим об Азии. Kim Jung Gi. Вбейте это в поисковую страницу YouTube и пристегните ремни. Вас ждет путешествие в мир осома. Технически Кима стало можно советовать только недавно, но зато его полноценный дебют, Spy Games, вышел абсурдно красивым.

details_spy_games_01

На закуску я оставил комикс, без которого данная статья не могла бы существовать. Captain Victory and the Galactic Rangers. Это ремейк комикса Джека Кирби, созданного Королем в начале 80-х. Сценарист Джо Кейси реанимировал одну из самых причудливых работ Кирби с размахом: над серией трудились все главные художники-самородки нашего времени — Мишель Фиффе, Нэйтан Фокс, Ферел Делримпл, Джим Махфуд, Ник Драготта, Трэдд Мур, Джим Рагг, Улисес Фаринас и даже Грант Моррисон (именно как художник). Результат превосходит любые ожидания.

details_captain_victory

  • Я не понял открывающий тезис вот совсем, но материал разнообразный, очень здорово.

    Насколько Рокафорт голый король хорошо показывают его работы в DC — без личной покраски он всего лишь выкормыш Сильвестри, который раз в десять страниц пробует себя в визуальных гэгах. Это синдром бесчисленных фэнтези-художников и клепателей концепт-арта, когда скелет рисунка и композиция простые (часто — провальные), но на покраску вбухано очень много времени, поэтому выглядит прилично, лайки и донат через патреон летят только так.

    Художника Six Billion Demons зовут Том Паркинсон-Морган, он деанонимизировался для Профета.

    Captain Victory тут лишний.

  • Kirill Sukhov

    А где Дэрроу? У него же совершенно безумная детализация в «Hard Boiled», «The Big Guy & Rusty The Boy Robot» и «Shaolin Cowboy».
    Нельзя так с 3-х кратным лауреатом Айзнера.

    От себя бы добавил ещё Дэвида Питерсона, который «Mouse Guard» рисует.

    • Roland1580

      ну Дэрроу как-то сразу в голову приходит, как и Стокоу, например — поэтому, видимо (см. первый абзац) автор и решил о них умолчать )

      • Kirill Sukhov

        Можно было хотя бы «Get the obvious out of the way» сделать. Хотя, как показывает практика, у нас вне 3-х «синглов» от 42 никто и слыхом не слыхивал о Дэрроу, ибо не на слуху он. Не все ж у нас элитные эксперты. =)

        Вспомнился забавный момент, когда мы обсуждая «Принца Вэлианта» пришли к выводу, что «не до-Демон Этриган» в исполнении Фостера (1937, есть в сборнике от Zangavar’a) кладёт на лопатки «Демона» руки Кирби (1972).

      • Антон Кашарнов

        Про Стокоу тоже пришло в голову, как только начал читать статью =)

  • Amid

    В очередной раз получил удовольствие от вашей статьи. Спасибо!
    Пожалуйста не останавливайтесь 🙂

  • spectrrr

    грац за такую статью!!!

  • Pingback: Kramers Ergot 7 | Комикстрейд()